Слабоумие и отвага в Православной церкви

Распутин, Гермоген, Илиодор
Все категории:

О гиперактивном скандалисте, епископе и священномученике Гермогене и о медиа-скандале, произошедшем в 1911 году. В скандал оказались замешаны Распутин, сестра императрицы Элла, обер-прокурор Синода и черносотенный проповедник Илиодор, а также либеральная и консервативная пресса и Государственная Дума.

Познакомимся с основными действующими лицами:

Епископ Гермоген

Родился в 1858 году в семье священника. Окончил Санкт–Петербургскую духовную академию и в 1890 году принял монашество. В 1893 году окончил академию со степенью кандидата богословия и был назначен инспектором Тифлисской духовной семинарии, а затем и ректором.

Кстати, именно там, в Тифлисской духовной семинарии учился Иосиф Джугашвили, и как раз Гермоген исключил будущего генералиссимуса за неуспеваемость. В 1901 года Гермоген хиротонисан в епископа и вскоре отправлен в Саратов, в епархию.

Во время революции 1905 года Саратовская губерния — одна из самых горячих точек, усадьбы полыхают, крестьяне бунтуют. Именно в это время показал свои способности Столыпин, бывший там тогда губернатором. В полемику и в борьбу на улице вступали тогда не только левые и социалисты, но также и правые, монархисты, и в том числе священники. Революционеры устраивали демонстрации и нападали на полицию — и монархисты тоже устраивали демонстрации и нападали на евреев. Бывало, что и крестьяне били приезжавших к ним студентов–агитаторов. Революционеры выпускали прокламации — и Гермоген начал выпускать свою газету, «Братский Листок», где, помимо всего прочего, обсуждались жиды и еврейский заговор, и что евреи хотят революции в России и падения православного царя.

Помимо этого Гермоген ярый противник бездуховной культуры и вот этого всего символизма, футуризма, модерна и декаданса. Поскольку Синод может влиять на разрешение или запрещение пьес, спектаклей и книг, Гермоген без устали строчит письма, где требует запрещения того или иного произведения. Он предлагал Святейшему Синоду отлучить от Церкви Леонида Андреева, Дмитрия Мережковского и даже Василия Розанова. Прямо ролевая модель для какого–нибудь Милонова, то только круче, потому что, похоже, искренний.

У нас тут в истории появляются еще два гиперактивных православных деятеля, которым было суждено играть роль в дальнейшей истории. Первый из них — Илиодор, а второй Распутин.

Илиодор

Гермоген по сравнению с Илиодором — паинька, Илиодор вообще полный фрик и психопат. Он учился в той же Духовной академии, и к революции 1905 года стал пламенным трибуном: прямо выступал на митингах и призывал людей к погромам — логично же, революционеры хотят смерти царя и самодержавия, виноваты в этом евреи, поэтому их надо бить, а дома разрушать.

Мы твердо верим и непреклонно проповедуем, что время Антихриста скоро наступит на Святой Руси. Но Россию можно спасти. Еще не слишком поздно, но царь должен действовать, и действовать твердо: единственный выход – насилие. Необходимо восстановить смертную казнь. Любой, кто посмеет оскорбить имя Господа, должен быть казнен самым жестоким образом

Вот такое христианское миролюбие. Даже для власти это было чересчур, Синод запретил ему публиковаться, но Илиодор наплевал на запрет и продолжил. Тогда его отправили в провинцию, в Саратов, и дали какой–то ничтожный приход, а саратовскому епископу наказали приструнить и следить за активистом. Это была плохая идея.

Гермоген с Илиодором нашли друг в друге родственные души, и, несмотря на приказы из центра, теперь уже вдвоем продолжили свою право–монархическую православную антисемитскую пропаганду. Гермоген перевёл его из провинции в Царицын и там назначил заведовать архиерейским подворьем, которое вскоре превратился в мужской Свято–Духов монастырь. Во дворе монастыря были сделаны подземные катакомбы, связанные подземными ходами с храмом и другими зданиями. Подземелья обкладывались кирпичом и перекрывались сводами. Планы перестройки держались в секрете, потому что Илиодор с Гермогеном создавали монастырь с идеей «осаждённой крепости», противостоящей «погибающему миру».

Сторонники Илиодора во внутреннем дворе монастыря собираются рыть подземные ходы

Понятное дело, наши друзья регулярно поставляли отличные заголовки для российской прессы. Вот ещё одна история: в 1909 году в Госсовет был внесён законопроект о сокращении числа праздничных дней, с 43 до 12, и почти все праздники, попадающие под сокращение — церковные. Гермоген с кафедры заявил:

Скорее мы все пойдем в Сибирь, в каторгу, но ни одного праздника не отдадим

Местные лесопромышленники в пасхальную неделю отправили своих рабочих на работу, тем более что их конкуренты, мусульмане и немцы, которых в Повольжье было достаточно, естественно, сразу же сделали эти дни рабочими. Тут уже Илиодор взялся за дело, особенно ему противны были коммерческие предприятия, где во главе стояли немцы–лютеране. Илиодор под покровительством Гермогена устроил настоящую стачку: вставай, поднимайся, русский народ на защиту от иноверцев–капиталистов. Такой вот христианский национал–социализм. Была привлечена полиция, часть рабочих была арестована. Всё это все было так похоже на действия революционеров, что дело дошло до премьер–министра Столыпина, который потребовал утихомирить обоих.

Синод был поставлен перед непростым решением: ему надо было указать своему епископу, чтобы тот перестал призывать соблюдать церковные праздники, что уже попахивает безумием. Синоду в такое положение попасть не понравилось. Несколько месяцев стороны обменивались письмами и указаниями, где каждый пытался стоять на своём. Гермоген упёрся рогами в землю, как будто важнее соблюдения праздников ничего на свете нет, бизнес терпит убытки несколько месяцев, газеты полощут высказывания всех членов этой эпопеи, не скрывая радости, причем левые газеты даже именовали иногда Илиодора священником–социалистом, вставшим на защиту рабочих.

Распутин

Пришло время рассказать про Григория. Как связаны Илиодор, Распутин и Гермоген? Это очень близкие друг другу люди. Гермоген знакомится с Распутиным в 1908 году, звезда Григория восходит, это настоящий духовный странник из народа с горящими глазами. Высшие иерархи, зная интерес царя и в особенности царицы к духовности, подсовывают им разных юродивых и духовных людей. Цель их была была в основном в том, чтобы влиять через своих ставленников на царя в карьерных целях.

Когда Распутин возвысился, его благодетели старались пользоваться знакомством, но Распутин оказался малоуправляем и заносчив. Он начал считать, что бывшие благодетели ему не нужны. С другой стороны, с каждым годом Распутин начал становится все более токсичной фигурой, начал набирать все большее количество врагов, и слухи о его невоздержанности (и ложные, и правдивые) начали распространяться все больше. Тут старые знакомые карьеристы начали открещиваться от бывшего протеже, и принялись зарабатывать политические очки уже на противоборстве с Распутиным.

Но Илиодор и Гермоген не таковы. Они становятся против Распутина не потому что так требует политическая конъюнктура. Они искренне разочаровываются в нём. Они начинают считать, что Григорий Распутин — еретик, извращающий учение Христа, что он развратник и сластолюбец, и что он обманом втерся в доверие к императрице. А поскольку и царь, и царица — православные монархи, то еретик может погубить империю. Очень опасно! Тут мы и подходим к нашей истории.

1911 год

К 1911 году у епископа Гермогена репутация неуправляемого и очень активного человека, который глух к политическим реалиям. В церкви думают, как бы его задвинуть из Саратова куда–нибудь подальше, а вместе с ним — и Илиодора, они оба как бельмо на глазу. Либеральные газеты раздувают их высказывания, церкви нужно как–то открещиваться от своего же епископа чтобы не портить репутацию, короче вредный тип, как ни посмотри. Осенью 1911 года строптивого епископа вызывают в столицу, чтобы решить как–нибудь дело.

Великая княгиня Элла в юности

Гермоген участвует в заседаниях Синода и, не давая противникам опомнится, заводит себе ещё одного врага: сестру императрицы Эллу. Элла — вдова московского генерал–губернатора Сергея Александровича, убитого эсерами. Муж Елизавету Федоровну не баловал лаской, потому что был геем, и Элла всерьёз увлеклась православием. После смерти мужа она основала Марфо–Мариинскую обитель, куда и удалилась от света.

Так вот, сестра императрицы Элла, то есть Елизавета Федоровна, задумала учредить в Русской православной церкви институт диаконисс. Я не богослов, мне трудно судить насколько диакониссы соответствуют традициям православия в России и насколько это канонично. В целом это стало бы означать, что в церковной иерархии появятся новые люди, и не просто люди, а женщины. Очевидно, первым таким новым иерархом стала бы сама княгиня Элла. Часть епископов стала осторожно поддерживать это нововведение, чувствуя продвижение по службе, но Гермоген был не таков! Не дожидаясь того, что его поведение станут обсуждать на Синоде, он сам подкидывает новые козыри своим врагам. Он отсылает телеграмму царю, в которой пишет:

К величайшему прискорбию, в настоящее время в Святейшем Синоде поспешно усиливаются проводить некоторые учреждения и определения прямо противо–канонического характера, — так, учреждают в городе Москве чисто–еретическую корпорацию диаконисс

То есть он пишет царю, что сестра его жены — еретичка. Лол. Непонятно, чего он пытался добиться таким образом. Тут, кстати, заметим, что к антисемитизму и национальному социализму он добавил ещё и мизогинию.

Но это ещё не всё!

Не давая всем выдохнуть, он поливает пылающий вокруг костёр бензинчиком. Происходит это так: Гермоген и Илиодор зовут к себе в гости Григория Распутина. Распутин, считая их друзьями, легко соглашается. Во встрече также участвует юродивый Митя Козельский, а также Иван Родионов, донской казак, черносотенный писатель, репортер газеты «Новое время».

Распутин начал догадываться, что происходит что–то не то. Он осматривался по сторонам и выглядел смущенным. Все собрались в одной комнате, и Митя начал первый. «Ты безбожник! Ты с царицею живешь! Ты – антихрист!» Распутин, весь дрожа, указал на Митю и пробормотал: «Нет, ты – безбожник! Ты безбожник!»

Затем настала очередь Илиодора. Он перечислил множество злых деяний Распутина. «Григорий! – сказал Илиодор в заключение. – Я тебя защищал, я тебя погублю, а с тобою и всех, которые с тобою!» Все время, пока говорил Илиодор, Распутин стоял бледный, дрожащий, кусая ногти и растерявшись от страха. Гермоген воздел крест и спросил Распутина, «бесова сына», готов ли он признаться, что все сказанное Илиодором – правда. «Да, – проговорил Распутин замогильным голосом со спазмами в горле: – Правда, правда, все правда!» После этого Гермоген схватил Распутина и начал бить его по голове крестом, приговаривая: «Дьявол! Именем Божьим запрещаю тебе прикасаться к женскому полу. Запрещаю тебе входить в царский дом, иметь дело с царицей. Разбойник ты!» Затем перед иконой Гермоген приказал Распутину никогда больше не входить во дворец без разрешения его самого или Илиодора. Бледный как смерть, Распутин поцеловал икону и дал обещание.

Красивая картина, да? На самом деле всё было не так, потому что выше — цитата из воспоминаний Илиодора.

Журналист Родионов описывал все произошедшее иначе. В его рассказе главным обвинителем Распутина выступал не Илиодор, а Гермоген, и, скорее всего, так и было на самом деле. Но главное, Родионов пишет, что Распутин вовсе не испугался и не струсил, но воинственно защищался. Он отказался признать все обвинения против себя, отказался держаться вдали от двора и даже пригрозил Гермогену, что уничтожит его за предательство. Он сам набросился на епископа и начал жестоко избивать его кулаками, пока его не оттащили. Распутин кричал, что со всеми разделается. Позже Распутин утверждал, что собравшиеся пытались оскопить его, но ему удалось бежать. Действительно, по воспоминаниям Родионова в какой–то момент Митя схватил Распутина за член. Ну а что, логично: Распутин развратник, приближённый к царице; надо обезопасить империю, отрезав еретику яйца.

Все эти женщины расстроятся, если ты отрежешь Распутину яйца

Короче говоря, отвратительная сцена, невероятный скандал, особенно учитывая, что Распутин — приближенный царя и царицы и особенно учитывая, что при этом всём находился журналист.

В результате всей этой деятельности Гермоген был уволен императором от присутствия в Синоде; ему было предписано выехать во вверенную ему епархию.

Думаете, он подчинился? Конечно нет!

Он идет к газетчикам! И дает интервью! 10 января в газете «Свет» появилась передовая статья, в которой владыка Гермоген был изображен как мужественный борец против фальсификации Патриаршества, против диаконисс и против посвящения в сан Распутина.

Этот Распутин или как он называется не то Новый, не то Новых, по авторитетному свидетельству епископа Гермогена, заслуживает отлучения от Церкви… Да, таких кощунников следует извергать из лона Православной Церкви и предавать анафеме. Распутин вносит новую смуту, новую ересь в нашу церковную жизнь, нуждающуюся в умиротворении, спокойствии и чистоте нравов

Распутина, кстати, никто в сан не собирался посвящать. Также приводилось мнение об обер–прокуроре синода Саблере от Гермогена: «Я говорил Владимиру Карловичу, — приводила газета слова епископа Гермогена, — о его возмутительном лицемерии и чиновничьей изворотливости и бюрократических подвигах и обходах неугодных ему людей. Я не скрывал моего гнева на его двоедушие и лицемерную услужливость!»

Сообщения об увольнении епископа Гермогена со скандальными подробностями были помещены также в «Петербургской газете», «Петербургском листке», «Вечернем Времени».

В ответ на обращение епископа Гермогена к светской печати Синод потребовал немедленного выезда преосвященного Гермогена в Саратов. Ответом были новые статьи в газете «Свет» и «Новом Времени» с разоблачительными подробностями визита Саблера в Ярославское подворье. Роль Распутина характеризовалась в газете словами самого епископа Гермогена: «В деле увольнения меня из Синода я считаю главным виновником Саблера и известного хлыста Григория Распутина, виднейшего религиозного веросовратителя и насадителя на Руси хлыстовщины. Будучи развратным, он свой разврат прикрывает кощунственной религиозностью».

Надо сказать, это был отличный план: прикрыться Распутиным от настоящих причин его увольнения. Несмотря на неуправляемость, неприкрытый антисемитизм и дичайший консерватизм либеральная пресса начала на руках носить новоявленного борца против подхалимства, лести и коррупции в высших эшелонах церковной власти.

12 января Синод вынес определение с выражением осуждения и порицания преосвященному Гермогену, а тот в ответ делает новый смелый ход: обвиняет Саблера в хищениях, произошедших в Оптиной пустыни.

Новое выступление епископа Гермогена произвело ещё большую сенсацию. Интервью с ним было перепечатано почти целиком в вечерних газетах и передана по телеграфу в газеты Киева, Харькова и Одессы и помещена почти во всех московских газетах. Газета «Русское слово» поместило фельетон:

А еще жалуются, что в России свободы нет. Какой же еще свободы, когда епископ публично поносит, на чем свет стоит, высшее учреждение, именуемое и Святейшим и Правительствующим. Обер–прокурора называет палачом, членов Синода — Исавами, продавшими свое первородство за чечевичную похлебку

Как так вышло, что либеральная пресса цитирует с умилением слова дикого мракобеса и восхищается его смелостью? Ладно черносотенные газеты, но даже «Речь», газета кадетов, берет интервью у Илиодора, который превосходит Гермогена в мракобесии.

17 января царь лишает Гермогена Саратовской епархии и отправляет в монастырь, а Илиодора ссылает вообще в какую–то дикую глушь.

Но это ещё не конец! В весеннюю сессию этот вопрос поднялся в Государственной Думе и все понеслось по новой. В критике действий Синода, а тем самым — высшей государственной власти, объединились представители почти всех думских партий. Цитата из речи Пуришкевича:

Я глубоко убежден и скажу вам, что ни один революционер смутных годов не сделал столько для России, как последние события Православной Церкви; … И если бы спросить в данный момент, кому бы желали левые поставить памятник в Российской Империи, благодаря за то, что он сделал для разрушения Церкви, все левые ответили бы: Саблеру

Правые — потому что их яростный сторонник и черносотенец был уволен с поста епископа, а левые — за то, что правдоруб–священник пострадал за правду и за то, что тот поднял руку на Распутина. Вот тут надо кое–что про Распутина сказать. Несмотря на все его недостатки, невоздержанность, невероятное эго, слава о его всесильности и все дозволенности преувеличена. Он в какой–то момент стал удобным врагом вообще для всех, и для правых, и для левых, и для аристократии, и для социалистов.

Любой, кто был против Распутина — герой. Если при этом ты страдал от власти и был врагом Распутина, то нет ничего легче: можно представить всё дело в таком свете, что ты — красавчик, но подлый Распутин нашептал на ухо царице, та потребовала действий от тряпки–царя и вот, ты уже благородный мученик. Или, вот, например, тебя увольняют с работы за растрату. И ты такой: я же всем известный противник Распутина! Меня уволили за борьбу с экстрасенсом! Распутин тем самым приобретает все более и более демоническую силу и возможности. На деле его влияние было весьма ограничено.

Тем не менее все в то время были убеждены, что правдорубец и честнейший Гермоген пострадал только потому что осмелился поднять руку на Распутина. Так и закончилась эта история.


Делай, как я — станешь святым

Илиодор в дальнейшем пытался организовать покушение на Распутина: послал к нему свою преданную сторонницу и выдал ей нож своими собственными руками. Этот нож воткнули Григорию в живот, но Распутин выжил.

Геромоген же сразу после февральской революции был реабилитирован и, как жертва старого режима, был назначен епископом Тобольской губернии. В 1918 году большевики арестовали его и спустя некоторое время утопили в реке. В ноябре 1981 года решением Архиерейского Собора РПЦЗ был канонизирован в лике священномученика со включением в Собор новомучеников и исповедников Российских и установлением памяти 16 июня, а после объединения РПЦ и РПЦЗ — стал официальным святым.

Источники материала для статьи

  • В. Рожков «Церковные вопросы в Государственной Думе»
  • А.И. Мраморнов «Национальный вопрос в системе взглядов епископа Гермогена (Долганова)»
  • А.И. Мраморнов «Церковная и общественно–политическая деятельность епископа Гермогена (Долганова, 1858—1918)»
  • Я. Седова «Отстаивая о.Илиодора, преосв. Гермоген отстаивал независимость Церкви…»
  • Д. Смит «Распутин. Вера, власть и закат Романовых»
  • Православная энциклопедия. Том XVIII
0 Shares:
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You May Also Like