Черные жизни – это только предлог / Black Lives Are a Pretext

Все категории:

Движение Black Lives Matter (Черные жизни имеют значение) проявилось на национальном уровне в 2014-м и 2015-м годах, провозгласив войну правоохранительным органам Америки. Активисты Black Lives Matter оказались в заголовках, оккупировав улицы Америки и нацелившись на расово интегрированные (а то даже и с большинством представителей меньшинств) полицейские силы, которые они обвиняли в произвольных убийствах черных только из-за того, что они черные. Активисты Black Lives Matter провоцировали беспорядки, жгли и разграбляли города, возбуждая своих последователей кричалками от «Что мы хотим? Мертвых копов! Когда мы хотим их? Сейчас же!» до «Я поднял руки, не стреляйте».

Последний лозунг предназначен для того, чтобы подчеркнуть необоснованное утверждение движения о том, что 19-летний житель Фергюсона, штат Миссури, Майкл Браун стал мишенью исключительно потому, что был черным, и застрелен полицейским, когда он сдавался с поднятыми руками.1 Протестующие требовали, чтобы полицейский был признан виновным в убийстве до начала какого-либо судебного процесса – иными словами, линчевания. Однако факты в показаниях Большому жюри и последующих расследованиях, проведенных Министерством юстиции Обамы, были совершенно иными. Полицейский обратил внимание на 300-фунтового (почти 140 кг) Брауна, потому что он только что совершил ограбление магазина, принадлежащего азиатскому торговцу гораздо меньших габаритов, которого он жестоко избил.

Когда полицейский попытался задержать Брауна, тот в ответ напал на него и постарался выхватить его пистолет. Во время драки был произведен выстрел, ранившей нападавшего. Согласно показаниям под присягой шести черных свидетелей, Браун был смертельно ранен, когда атаковал полицейского, который выстрелил еще пять раз в целях самообороны. Тем не менее, протестующие настолько пренебрегали фактами, что требовали осуждения полицейского за убийство на расовой почве, и скандирование «Я поднял руки, не стреляйте» оставалось их боевым кличем. 2

Black Lives Matter было сформировано в 2013-м году тремя самозваными «марксистско-ленинскими революционерками», которые выбрали в качестве символа своего движения осужденную убийцу полицейского и члена Черной Освободительной армии Ассату Шакур 3. Шакур бежала на Кубу после того, как ее осудили за убийство, совершенное, когда ее автомобиль был остановлен из-за разбитого заднего фонаря двумя патрульными штата Нью-Джерси. Без всякого предупреждения Шакур выстрелила в патрульного Вернера Фёрстера. 34-летний ветеран Вьетнама лежал раненый на земле, умоляя о пощаде, когда Шакур подошла и прикончила его. У Фёрстера остались вдова и трехлетний сын. 4 Активисты Black Lives Matter называют убийцу «нашей любимой Ассатой Шакур» и, как ритуал, повторяют ее слова «на каждой встрече, на каждом мероприятии, во время каждой акции, на каждой перекрытой автостраде, в каждом торговом центре, который мы заблокировали.»

Заклинание таково: «Наш долг – бороться за нашу свободу. Наш долг – победить. Мы должны любить и поддерживать друг друга. Нам нечего терять, кроме своих цепей». Последняя строка взята непосредственно из концовки «Коммунистического манифеста», документа и призыва к действию, который привел к убийствам миллионов.

Движение Black Lives Matter касается не отдельных недостатков, а предполагаемой общей несправедливости американской системы, капитализма и «превосходства белых». Его миссия – не спасать черных. Тысячи смертей в результате убийств черных черными не привлекают внимания и не вызывают протестов, равно как и гибель черных полицейских в расово интегрированных полицейских силах, которые оно атакует. Агрессивные обвинения в “расизме” против таких лозунгов, таких как “All Lives Matter” (Все жизни имеют значения) и “Blue Lives Matter” (Жизни полицейских имеют значение), раскрывают расистские намерения, стоящие за его собственной повесткой дня.5

Эта повестка дня была продемонстрирована в ноябре 2015-го года, когда группа из 150 активистов Black Lives Matter ворвалась в библиотеку Дартмутского колледжа и закричала изумленным студентам, готовящимся к экзаменам: «Е..ть вас, грязные белые б..ди!», «Е..ть вас и ваш комфорт!» Активисты потребовали от студентов, которые их поддерживают, встать, и стали словесно оскорблять тех, кто отказался, крича одному из них: «Ты, грязный белый расистский кусок дерьма!» Когда студентка разрыдалась, активист Black Lives Matter крикнул: «Е..ть твои белые слезы!». И затем: «Если нам это не нравится – заткнись».6 Единственное, чего не хватало, так это черных капюшонов и балахонов, чтобы завершить причудливую параллель с расистами ККК прошлого.

На съезде Netroots Nation в июле 2015-го года, важном мероприятии левых, активисты, которые кричали «Black Lives Matter», заблокировали выступления двух кандидатов в президенты от левых сил, Берни Сандерса и Кевина (ошибка – Мартина) О’Мэлли, потому что они были белыми. Основатель Black Lives Matter Патрисс Каллорс схватила микрофон и заявила в качестве объяснения: «Люди умирают каждый день. Не в состоянии сделать новый вдох. Мы находимся в чрезвычайном положении. Если вы не чувствуете чрезвычайности, вы не человек».7 О’Мэлли ответил на это: «Я знаю, знаю, позвольте мне немного сказать… Черные жизни имеют значение, белые жизни имеют значение, все жизни имеют значение».

Как только О’Мэлли это произнес, толпа разразилась криками и свистом. Затем она скандировала:

Если я умру в полиции, не верьте обману. Я был убит
Защитите мою семью! Обвините систему! Обрушьте это дерьмо!

Если я умру в полиции, отомстите за мою смерть!
Любым способом!

Если я умру в полиции, сожгите все!
Ни одно здание не стоит больше, чем моя жизнь!
И это единственный способ, чтоб такие б..ди вас слушали!

Если я умру в полиции, добейтесь, что я был последним, кто умрет в полиции.
Любым способом!

Если я умру в полиции, не надо минуты молчания!
Восстаньте, вашу мать!
Потому что ваше молчание убивает нас!

«Сожгите все!» – это лозунг, который подражает высказыванию Маркса о том, что «все существующее заслуживает гибели». Нигилистический расизм в заявлениях Black Lives Matter основан на явно ложной предпосылке – что полиция объявила сезон охоты на чернокожих мужчин. Предпосылка неверна не только потому, что полиция Америки давно расово интегрирована. Но, как заметили ведущий ток-шоу для черных Ларри Элдер и многие консервативные авторы, доля черных, убитых полицией, напрямую связана с количеством насильственных преступлений, совершаемых черными мужчинами, и, потому, вероятно, пропорциональна числу черных, вовлеченных в нарушения закона с применением насилия.

Несмотря на то, что они составляют почти 65% населения, белые совершают непропорционально меньше насильственных преступлений (10%) и, следовательно, с меньшей вероятностью встречаются с полицией. Чернокожие составляют всего 13% населения, а чернокожие мужчины, которые совершают львиную долю насильственных преступлений, составляют лишь 6%. Тем не менее, черные мужчины совершают почти половину убийств в стране.

Несмотря на такое неравенство, 50% жертв перестрелок с полицейскими – это по-прежнему белые. Профессор криминологии Питер Москос изучил списки убитых полицейскими с мая 2013-го года по апрель 2015-го года, и обнаружил, что 49% были белыми, а 30% – черными. Другими словами, если статистику скорректировать с учетом уровня убийств (в отличие от численности населения), белые [преследуемые полицией] в 1.7 раза чаще, чем черные, погибают от рук полиции.8 Но даже эта статистика не учитывает количество черных, убитых не белыми сотрудниками правоохранительных органов, а черными или представителями других меньшинств.

Несмотря на расистскую программу Black Lives Matter, подстрекательство к насилию против полиции и игнорирование фактов, президент Обама пригласил его лидеров в Белый дом в феврале 2015-го года в разгар протестов, беспорядков и подстрекательств. Когда лидеры Black Lives Matter прибыли в Белый дом, Обама их тепло принял и поощрил, сказав: «Они намного лучшие организаторы, чем я в их возрасте, и я уверен, что они собираются поднять Америку на новую высоту».9 Задумайтесь на минутку об этом высказывании.

В августе 2015-го года Национальный комитет Демпартии принял резолюцию, одобряющую движение Black Lives Matter и его лживые посылы: «Комитет присоединяется к американцам по всей стране, чтобы подтвердить значимость жизни чернокожих и предпринять усилия, направленные на то, чтобы сделать видимой боль наших американских братьев и сестер, когда они осуждают внесудебные убийства невооруженных афроамериканских мужчин, женщин и детей».10 В этой позорной резолюции утверждалось, что “Американская мечта” «является кошмаром для слишком многих молодых людей, лишенных достоинства вследствие рабства, законов Джима Кроу и превосходства белых», и что требуется «демилитаризация полиции, прекращение расового профилирования, реформа уголовного правосудия и инвестиции в молодежь, семьи и общины»; также утверждалось, что «без системных реформ это состояние недовольства [среди черных] ставит под угрозу нашу демократию и благосостояние нашей нации».

В следующем месяце активисты Black Lives Matter Британи Пакнетт, ДеРей МакКессон, Джоннетта Элзи, Филипп Агню и Джейми Вутен были приглашены в Белый дом, чтобы вновь встретиться с президентом Обамой, а также старшим советником Валери Джарретт и другими должностными лицами администрации. Для Пакнетт это был ее седьмой визит в Белый дом Обамы. После этого Пакнетт заявила журналистам, что президент лично поддержал движение Black Lives Matter. «Он оказал нам большую поддержку благодаря своему опыту работы в качестве организатора сообщества и сказал, что даже постепенные изменения являются прогрессом», заявила она. «Он не хотел, чтобы мы расстраивались. Он сказал: “Продолжайте говорить правду властям”».11 Видимо, именно полицейские управления в Далласе, Чикаго, Балтиморе и других городах, возглавляемые чернокожими и находящиеся в осаде слева, были теми «властями», на которые нужно было давить.

В октябре Обама выступил с публичным заявлением в поддержку Black Lives Matter, сказав: «Я думаю, что причина, по которой организаторы использовали фразу Black Lives Matter, была не в том, что они считают другие жизни не имеющими значение. Скорее, они предполагали, что в афроамериканском сообществе существует особая проблема, которой нет в других сообществах. И это законный вопрос, на который мы должны ответить».12

Поддержка президентом расистской и склонной к насилию группы “мстителей”, его одобрение ложных представлений о реальности и враждебного отношения к правоохранительным органам, как и ожидалось, привели к росту числа криминальных насильственных акций.

7-го июля 2016-го года активисты Black Lives Matter организовали митинги во многих городах по всей территории Соединенных Штатов в знак протеста против недавних расстрелов двух афроамериканцев полицейскими в Миннесоте и Луизиане. Обычно демонстранты незаконно блокировали общественные пространства и угрожали насилием, скандируя «Нет справедливости – нет мира» – прозрачная угроза беспорядками, если их требования не будут выполнены. В Миннесоте полицейский-латинос выстрелил из-за паники и подлежал привлечению к ответственности за непредумышленное убийство; в другом случае было оправданное убийство профессионального преступника, который тянулся к оружию полицейского. Но, как и те линчеватели, которых они проклинали, протестующие Black Live Matters не были заинтересованы в поиске средств правовой защиты. Они убедили себя, что таких средств защиты не существует, и были воодушевлены американским президентом вступить в битву с “враждебным лагерем”, который представлял собой расово интегрированные правоохранительные органы Америки.

Неизбежным результатом стала трагедия. На демонстрации в Далласе, штат Техас, участники кричали «Хватит значит хватит!», держа плакаты с такими лозунгами, как: «Если все жизни имеют значение, почему жизни черных так легко забрать?»13 Во время демонстрации ветеран армии – черный расист по имени Мика Джонсон убил пятерых полицейских, пытавшихся защитить протестующих, и ранил еще 9. Начальник полиции Далласа Дэвид Браун, чёрный, объяснил: «Подозреваемый хотел убить белых, особенно белых полицейских».14

Гнев, порожденный ложью Black Lives Matter, достиг такого накала после резни в Далласе, что, оправдывая злодеяние, один активист Black Lives Matter в разговоре с репортером CNN закричал: «Чем меньше белых детей на этой планете, тем меньше вас у нас будет! Я надеюсь, что убьют всех белых детей! Убейте их прямо сейчас! Убейте их! Убейте своих внуков! Убейте себя! В гроб, суки! Ложитесь в гроб! Убейте себя!»15

На фоне этой расовой ненависти Белый дом Обамы выступил вперед, чтобы оказать еще большую поддержку движению, способствуя тем самым разжиганию страстей. На похоронах убитых полицейских в Далласе президент прочел лекцию выжившим офицерам, а не бунтовщикам, говоря им и скорбящим членам семей о расизме в американских полицейских управлениях: «Мы также знаем о столетиях расовой дискриминации, рабства, подчинения и законов Джима Кроу; это не исчезло просто так с принятием законов против сегрегации… мы знаем, что предвзятость сохраняется».16

Только чья предвзятость? Белые американцы сыграли большую историческую роль в борьбе за гражданские права, которая положила конец сегрегации, и приняли соответствующие законы. Нет никаких доказательств того, что стрелок Мика Джонсон подвергался преследованиям или страдал из-за белых людей. Но были доказательства того, что он находился под влиянием Black Lives Matter и подобных организаций, воевавших с полицией. И он был очень впечатлен серией лживых расистских материалов о полицейских перестрелках, имевших место в течение предыдущих двух лет, опубликованных этими организациями и их союзниками в прессе.

Полиция также сильно пострадала от случаев стрельбы с участием полицейских и, тем более, убийств своих сотрудников, демонстраций против полицейских, беспорядков и угроз. Согласно исследованию Pew Foundation, опубликованному в 2017-м году, «более трех четвертей сотрудников правоохранительных органов США заявляют, что они не хотят применять силу в случае необходимости, и почти столько же, 72%, говорят, что они или их коллеги неохотно останавливают и допрашивают людей, которые кажутся подозрительными, в результате усиленного внимания к действиям полиции…».17 Такое отношение со стороны полиции в районах, которые оказались в фокусе акций протеста (Фергюсон, Балтимор, Даллас, Чикаго), сопровождалось драматическим ростом количества таких убийств, когда и преступники, и жертвы – чернокожие.18 Как прокомментировал бывший полицейский из Балтимора, а ныне университетский криминолог Питер Москос: «Количество перестрелок и убийств увеличивались буквально за одну ночь, причем резко. Конечно, это застало врасплох тех, кто обвинял во всех бедах полицию. По их расчетам, если полиция будет меньше вмешиваться, особенно в черных кварталах, это приведет к меньшему ущербу для черных. И действительно, арестов стало меньше. Так же и остановок для проверки. И жалоб на полицейскую деятельность. Даже перестрелок с участием полицейских. Всего стало меньше! Жалко, однако, что не убийств и грабежей».19

Весь этот синдром самоустранения полиции, приводящий к резкому росту уровня преступности, был назван «эффектом Фергюсона» в честь города, который был разграблен и сожжен после инцидента с Майклом Брауном и создания мифа о том, что тот был убит с поднятыми руками. Он включает непреднамеренные (но не удивительные) последствия того, что такая экстремистская организация, как Black Lives Matter, захватила улицы страны и, с помощью американского президента, сформировала национальную повестку дня по расовому вопросу.

Сила Black Lives Matter проистекает из эксплуатации идеологии угнетения (политики идентичности) – готового обвинительного акта, осталось только найти преступления. Black Lives Matter было в центре очень большой сети, в которую вошли сотни левых организаций, разделяющих такое же видение. Среди них: The Freedom Road Socialist Organization, Dream Defenders, Hands Up United, Black Left Unity Network, Black Workers for Justice, Black Alliance for Just Immigration, Right to the City Alliance, School of Unity and Liberation, Dignity and Power Now, Grassroots Global Justice Alliance, Causa Justa/Just Cause, Organization for Black Struggle, Коммунистическая партия США, Showing Up for Racial Justice и другие.

Многие из этих организаций финансируются крупнейшими американскими корпорациями и благотворительными организациями, включая Фонд Бена и Джерри, Фонд Форда, Фонд Рокфеллера, Фонд Маргарет Кейси, Фонд Натана Каммингса и Институт открытого общества Джорджа Сороса.

Летом 2016-го года Фонд Форда и Borealis Philanthropy объявили об организации Black-Led Movement Fund, шестилетней совместной кампании доноров, целью которой было собрать 100 миллионов долларов для коалиции Movement for Black Lives. Эта коалиция воплощает в себе экстремистские взгляды и планы радикалов Black Lives Matter. По официальному заявлению Фонда Форда: «Movement for Black Lives подняло на новый уровень национальную дискуссию о труднопреодолимом наследии расизма, насилии со стороны государства и пренебрежении нуждами общин чернокожих в Соединенных Штатах». (Выделение добавлено). По заявлению Borealis, «Black Led Movement Fund предоставляет гранты, ресурсы для создания движений и техническую помощь организациям, работающим над развитием лидерства и видения молодых, чернокожих, квиров, феминисток и иммигрантов, которые формируют и возглавляют национальную дискуссию о криминализации, полицейской деятельности и расе в Америке».

В совместном заявлении Фонда Форда и Borealis говорится, что их фонд «дополнит важную работу» таких благотворительных организаций, как Hill-Snowden Foundation, Solidaire, NoVo Foundation, Association of Black Foundation Executives, Neighborhood Funders Group, анонимных доноров и других. Кроме привлечения 100 миллионов долларов для Movement for Black Lives, Фонд Black-Led Movement Fund планировал сотрудничать с Benedict Consulting в «создании оргнизационных возможностей в соответствии с потребностями быстро растущего движения».20

Тот факт, что Black Lives Matter в настоящее время является крупным общенациональным движением, финансируемым американским истеблишментом, не побуждает его основателей-коммунистов пересмотреть свое политические симпатии к тоталитарным режимам или их антиамериканскими планам. Когда 25-го ноября 2016-го года скончался садист, кубинский диктатор Фидель Кастро, руководство Black Lives Matter опубликовало статью под названием «Уроки Фиделя: Black Lives Matter и уход Команданте».21 Это начиналось так: «Разные чувства переполняют нас, когда мы проснулись в мире без Фиделя Кастро. Есть подавляющее чувство потери, осложненное страхом и беспокойством. Хотя ни один из лидеров не лишен недостатков, мы должны отвергнуть риторику правых и встать на защиту Команданте. Есть уроки, которые мы должны вспомнить и держать в уме, когда мы начинаем изменять наш мир, когда мы стремимся построить общество, основанный на видении свободы и мира, приходящих только со справедливостью. Это уроки, которые мы получили у Фиделя».22

Затем этот панегирик говорит о собственной иконе Black Lives Matters, убийце полицейских Ассате Шакур, которая бежала на Кубу, чтобы избежать расплаты за ее преступление: «Как сетевая структура черных, приверженная трансформации, мы особенно благодарны Фиделю за то, что он приютил Маму Ассату Шакур, продолжающую вдохновлять нас. Мы благодарны за то, что он предоставил дом брату Майклу Финнею, Ральфу Гудвину и Чарльзу Хиллу [убийцам полицейских и угонщикам самолетов], убежище для [лидера “Черных пантер”, насильника и убийцы] брата Хьюи П. Ньютона,23 и убежище для многих других черных революционеров, которые преследовались американским правительством в эпоху Black Power».24

Далее выражается благодарность Кастро за «поддержку чернокожих в Новом Орлеане после урагана Катрина, когда наше правительство оставило нас на крышах домов и в воде». Это была еще одна ложь Black Lives Matter, очевидная для любого, кто смотрел спасательные работы по телевизору, где практически все спасатели были белыми, а все спасенные – черными. Ответственность за неспособность эвакуировать жителей возлагалась непосредственно на мэра Нового Орлеана, демократа, который был чернокожим, и в конечном итоге попал в тюрьму за свои преступления. В панегирике хвалили диктатора, который поместил больных СПИДом, многие из которых были чернокожими, в концентрационные лагеря, за то, что «было предоставлено пространство, где могла процветать традиционная духовная деятельность африканцев». Статья завершается словами на подходящем для выражения обожания религиозном языке: «В то время, как Фидель восходит в царство предков, нам нужны его руководство, сила и мощь, когда мы возвращаемся к борьбе за универсальную свободу. Фидель жив!»

Насколько бредовым и отталкивающими эти сантименты должны быть для любого американца, и насколько они должны вызывать тревогу, когда исходят от организации, одобряемой Демократической партией и поддерживаемой американскими филантропами и Белым домом Обамы, но им соответствует, если даже не затмевает сочувствие Black Lives Matter исламскиим террористам, которые поклялись уничтожить евреев, христиан и США, и контакты с ними. В январе 2015-го года соучредитель Black Lives Matter Патрисс Каллорс присоединилась к представителям Dream Defenders во время 10-дневной поездки на палестинские территории на Западном берегу. Их цель состояла в том, чтобы публично провести параллель между тем, что они изображали как угнетение палестинцев со стороны Израиля, и насилием со стороны полиции в отношении чернокожих в Соединенных Штатах.25 В августе следующего года Каллорс была одной из более чем 1000 чернокожих активистов, художников, ученых, политиков, студентов и «политических заключенных», подписавших заявление о партнерстве с террористами ХАМАСа, которые правили сектором Газа.

Провозгласив свою «солидарность с борьбой палестинцев и приверженность освобождению палестинских земель и народа», группа из Black Lives Matter потребовала положить конец «оккупации» Израилем «Палестины», осудила «жестокую войну Израиля против Газы и удушение им Западого берега» и призвала правительство США прекратить всю помощь Израилю. Они также призвали черные организации поддержать спонсируемое террористами движение за бойкот, отказ от инвестиций и санкции, призванное задушить еврейское государство.26 По возвращении их в Штаты омерзительный призыв к освобождению «от Фергюсона до Палестины» быстро стал лозунгом движения.27

Black Lives Matter фактически совершило своего рода трансформацию, хотя это было скорее кульминацией тенденций, начавшихся со смерти Мартина Лютера Кинга, а не что-то оригинальным. Президент Обама коснулся этой темы в своих попытках сравнить то, что он назвал «грязными» аспектами «протестов» Black Lives Matter, с “грубыми” вещами, которые он обнаружил в движениях за гражданские права и суфражисток прошлого.28 Но эти движения и их лидеры определенно были частью американской традиции, их ценности и убеждения можно проследить до основателей, создавших республику на базе демократии и прав личности. Напротив, лидеры Black Lives Matter идентифицировали себя с чуждыми тоталитарными силами, с исламскими империалистами и террористами, которые ведут 70-летнюю агрессию c целью уничтожения еврейского государства и народа. Они присоединились к явным врагам Соединенных Штатов и их демократического союзника. Это была подготовка к восстанию, которое они сейчас возглавили, поджигая страну, которая сделала их самым свободным, богатым и привилегированным черным сообществом в мире.

Black Lives Matter emerged as a national presence in the years 2014 and 2015 by declaring war on America’s law enforcement agencies. Black Lives Matter activists made headlines occupying America’s streets, targeting racially integrated and even majority minority police forces whom they accused of killing blacks at random merely because they were black. The Black Lives Matter activists fomented riots, burned and looted cities, and incited their followers with chants that ranged from “What do we want? Dead Cops! When do we want them? Now!” to “Hands Up, Don’t Shoot.”

The latter slogan was designed to highlight the movement’s baseless claim that a 19-year-old resident of Ferguson Missouri Michael Brown was singled out because he was black and shot by a police officer while he was surrendering with his hands up.1 The protesters demanded that the officer be convicted of murder in advance of any trial – in other words, lynched. However, the facts as revealed in Grand Jury testimony and subsequent investigations by the Obama Justice Department, were quite different. The officer singled out the 300-pound Brown because he had just committed a strong-arm robbery at a convenience store owned by a much smaller Asian shopkeeper, whom he brutalized.

When the officer attempted to arrest Brown, he responded by attacking the officer and attempting to seize his gun, which was discharged in the scuffle wounding the attacker. According to the sworn testimony of six black eye-witnesses, Brown was fatally shot while charging the officer, who fired another five rounds in self-defense. Yet, so disregardful of the facts were the protesters’ claims that they demanded the officer be convicted of a racial homicide, and the chant “Hands Up Don’t Shoot” continued to live on as a battle cry.2

Black Lives Matter was formed in 2013 by three self-styled “Marxist-Leninist revolutionaries,” who selected as their movement icon convicted cop-killer and Black Liberation Army member Assata Shakur.3 Shakur had fled to Cuba after being convicted of the homicide she committed when her car was stopped for a broken tail-light by two New Jersey state troopers. Without any warning, Shakur shot trooper Werner Foerster. The 34-year- old Vietnam veteran was lying wounded on the ground pleading for his life, when Shakur walked over and executed him. Officer Foerster left a widow and a three-year-old son.4 Black Lives Matter activists refer to the murderer as “our beloved Assata Shakur” and chant her words as a ritual, “at every meeting, every event, every action, every freeway we’ve shut down, every mall we’ve shut down.”

The chant is this: “It is our duty to fight for our freedom. It is our duty to win. We must love and support one another. We have nothing to lose but our chains.” The last line is lifted directly from the conclusion to the Communist Manifesto, a document and war cry that has led to the murders of millions.

The Black Lives Matter movement is not about particular injustices but about the alleged injustice of the American system, of capitalism, and of “white supremacy.” Its mission is not to save black lives. The thousands of deaths from black-on-black homicides draw no attention and inspire no protests, nor do the deaths of black police officers on the integrated police forces they attack. Their ferocious denunciations of slogans like “All Lives Matter” and “Blue Lives Matter” as “racist” reveal the racist impetus behind their own agenda.5

This agenda was on display in November 2015, when a group of 150 Black Lives Matter activists stormed the library at Dartmouth College and screamed at the bewildered students studying for exams: “F–k you, you filthy white f–ks!,” “F–k you and your comfort!” The activists ordered students who supported them to stand up, and verbally attacked those who refused, screaming at one of them: “You filthy white racist piece of sh-t!” When a female student burst into tears, a Black Lives Matter activist shouted “F—k your white tears.” Then: “If we can’t have it, shut it down.”6 The only thing missing were black hoods and black sheets to complete the perverse parallel to the KKK racists of the past.

At the July 2015 Netroots Nation convention, a major gathering of the left, activists shouting “Black Lives Matter” blocked two leftist presidential candidates, Bernie Sanders and Kevin O’Malley from speaking because they were white. Black Lives Matter founder Patrisse Cullors seized the microphone and said by way of explanation, “Every single day folks are dying. Not being able to take another breath. We are in a state of emergency. If you don’t feel that emergency, you are not human.”7 O’Malley responded to this: “I know, I know, Let me talk a little bit… Black lives matter, white lives matter, all lives matter.”

As the words left O’Malley’s mouth, the crowd erupted in boos and catcalls. Then they chanted:

If I die in police custody, don't believe the hype. I was murdered!
Protect my family! Indict the system! Shut that sh*t down!

If I die in police custody, avenge my death!
By any means necessary!

If I die in police custody, burn everything down!
No building is worth more than my life!
And that's the only way motherf***ers like you listen!

If I die in police custody, make sure I'm the last person to die in police custody.
By any means necessary!

If I die in police custody, do not hold a moment of silence for me!
Rise the f*** up!
Because your silence is killing us!

“Burn everything down!” is a slogan that mimic’s Marx’s claim that “Everything that exists deserves to perish.” The nihilistic racism of the Black Lives Matter message is based on a demonstrably false premise – that police have declared open season on black men. The premise is false not only because America’s police forces have long been racially integrated. But as black talk show host Larry Elder and many conservative writers have observed, the proportion of blacks killed by police is directly related to the number of violent crimes committed by black males and thus likely proportional to the number of blacks involved in violent encounters with the law.

Despite being almost 65 percent of the population, whites commit disproportionately fewer of the nation’s violent crimes – 10 percent – and therefore are less likely to have encounters with police. Blacks are only 13 percent of the population, and black males, who commit the lion’s share of the violent crimes only 6 percent. Yet Black males account for nearly half the nation’s homicides.

Despite this disparity, whites are still 50 percent of the victims of cop shootings. Criminology professor Peter Moskos looked at the numbers of people killed by officers from May 2013 to April 2015 and found that 49 percent were white, while 30 percent were Black. In other words, if the statistics are adjusted for the homicide rate (as opposed to population numbers) whites [pursued by police] are 1.7 times more likely than blacks to die at the hands of police.”8 And even this statistic doesn’t factor in the number of blacks killed not by white law enforcement officers but by black and minority ones.

Despite Black Lives Matter’s racist agendas, incitements to violence against police, and disregard for the facts, President Obama invited its leaders to the White House in February 2015 at the height of their protests, riots and incitements. When the Black Lives Matters leaders arrived in the White House, Obama put his arms around them figuratively. and pandered to them saying, “They are much better organizers than I was when I was at their age, and I am confident that they are going to take America to new heights.”9 Think about that statement for a moment.

In August 2015, the Democratic National Committee passed a resolution endorsing the Black Lives Matter movement and its false narratives: “[T]he DNC joins with Americans across the country in affirming black lives matter and the ‘say her name’ efforts to make visible the pain of our fellow and sister Americans as they condemn extrajudicial killings of unarmed African American men, women and children.”10 This shameful resolution went on to claim that the American Dream “is a nightmare for too many young people stripped of their dignity under the vestiges of slavery, Jim Crow and White Supremacy,” and to demand the “demilitarization of police, ending racial profiling, criminal justice reform, and investments in young people, families, and communities;” and asserted that “without systemic reform this state of [black] unrest jeopardizes the well-being of our democracy and our nation.”

The following month Black Lives Matter activists Brittany Packnett, DeRay McKesson, Johnetta Elzie, Phillip Agnew, and Jamye Wooten were invited to the White House to meet again with President Obama as well as senior advisor Valerie Jarrett and other administration officials. For Packnett, it was her seventh visit to the Obama White House. Afterward, Packnett told reporters that the president personally supported the Black Lives Matter movement. “He offered us a lot of encouragement with his background as a community organizer, and told us that even incremental changes were progress,” she stated. ““He didn’t want us to get discouraged. He said, ‘Keep speaking truth to power.’”11 Evidently it was the police forces in Dallas, Chicago, Baltimore and other cities, headed by blacks and under siege from the left, that was the “power” needing to be confronted.

In October, Obama made a public announcement in support of Black Lives Matter, saying: “I think the reason that the organizers used the phrase ‘Black Lives Matter’ was not because they were suggesting nobody else’s lives matter. Rather, what they were suggesting was there is a specific problem that’s happening in the African-American community that’s not happening in other communities. And that is a legitimate issue that we’ve got to address.”12

The president’s support for a racist and violent vigilante group, his validation of its false version of reality and hostile attitude towards law enforcement, led predictably to more criminal violence. On July 7, 2016, Black Lives Matter activists staged rallies in numerous cities across the United States, to protest the recent shootings of two African American men by police officers in Minnesota and Louisiana. As was their practice, the demonstrators illegally occupied public thoroughfares and threatened violence chanting “No justice, no peace,” – a transparent threat to create mayhem if their demands were not satisfied. The Minnesota shooting by a Hispanic policeman was triggered by panic and should have been prosecuted as manslaughter; the other was the justifiable killing of a career criminal who was reaching for the officer’s gun. But like the lynch mobs they despised, Black Live Matters protesters were not interested in seeking remedies through the law. They had persuaded themselves there was no such remedy, and had been encouraged by the American president to take the battle to the enemy camp, which consisted of America’s integrated law enforcement agencies.

The result was, inevitably, tragedy. At a rally in Dallas, Texas, demonstrators shouted “Enough is enough!” while they held signs bearing slogans like: “If all lives matter, why are black ones taken so easily?”13 During the demonstration, a black racist army veteran, named Micah Johnson, assassinated five police officers trying to protect the protesters, and wounded 9 others. Dallas police chief David Brown, who is black, explained: “The suspect wanted to kill white people, especially white officers.”14

The anger generated by the lies of Black Lives Matter reached such a fever point in the wake of the Dallas massacre that, to justify the atrocity one Black Lives Matter activist speaking to a CNN reporter shouted: “The less white babies on this planet, the less of you we got! I hope they kill all the white babies! Kill ’em all right now! Kill ’em! Kill your grandkids! Kill yourself! Coffin, bitch! Go lay in a coffin! Kill yourself!”15

In the face of this racist hatred, the Obama White House stepped forward to provide still more support for the movement that had provided the tinder and lit the fuse. At the funeral for the slain Dallas policemen, the president lectured the surviving officers rather than the rioters, schooling them and the grieving family members about the racism of America’s police departments: “We also know that centuries of racial discrimination, of slavery, and subjugation, and Jim Crow; they didn’t simply vanish with the law against segregation … we know that bias remains.”16

Exactly whose bias? White Americans played a large and historic role in the civil rights struggles that ended segregation, and established the Civil Rights Acts. There is no evidence that the shooter, Micah Johnson was harassed by, or suffered at the hands of white people. But there was evidence that he was influenced by Black Lives Matter and similar organizations at war with the police. And he was deeply affected by the series of false, racist narratives promulgated by these organizations and their allies in the press about the police shootings that had occurred over the previous two years.

The police were also profoundly affected by officer shootings and, even more so, officer assassinations, anti-cop demonstrations, riots, and threats. According to a Pew Foundation study published in 2017, “More than three-quarters of U.S. law enforcement officers say they are reluctant to use force when necessary, and nearly as many — 72% — say they or their colleagues are more reluctant to stop and question people who seem suspicious as a result of increased scrutiny of police, …”17 This attitude on the part of police in areas which had become the focus of the protest-assaults – Ferguson, Baltimore, Dallas, Chicago – was accompanied by a dramatic spike in homicides with the perpetrators and victims being overwhelmingly black.18 As former Baltimore cop and now university criminologist Peter Moskos commented: “Murders and shooting increased literally overnight, and dramatically so. Of course, this took the police-are-the-problem crowd by surprise. By their calculations, police doing less, particularly in black neighborhoods, would result in less harm to blacks. And indeed, arrests went way down. So did stops. So did complaints against policing. Even police-involved shootings are down. Everything is down! Shame about the murders and robberies, though.”19

The entire syndrome of police withdrawal leading to spikes in crime rates was termed “The Ferguson Effect” after the city that was looted and burned following the shooting of Michael Brown, and the creation of the myth that he was killed with his hands up. It summed up the unintended – but not surprising – consequences of having an extremist organization like Black Lives Matter take over the nation’s streets, and – with the help of an American president – shape the national narrative on race.

The power of Black Lives Matter stemmed from its exploitation of the ideology of oppression – Identity Politics – a ready-made indictment looking for a crime. Black Lives Matter was at the center of a very large network, including hundreds of leftist organizations sharing the same vision. Among them: The Freedom Road Socialist Organization, Dream Defenders, Hands Up United, Black Left Unity Network, Black Workers for Justice, Black Alliance for Just Immigration, Right to the City Alliance, School of Unity and Liberation, Dignity and Power Now, Grassroots Global Justice Alliance, Causa Justa/Just Cause, Organization for Black Struggle, Communist Party USA, Showing Up for Racial Justice, and others.

Many of these organizations are funded by America’s largest corporations and philanthropies, including the Ben & Jerry Foundation, the Ford Foundation, the Rockefeller Foundation, the Margaret Casey Foundation, the Nathan Cummings Foundation, and George Soros’s Open Society Institute.

In the summer of 2016, the Ford Foundation and Borealis Philanthropy announced the formation of the Black-Led Movement Fund, a six-year pooled donor campaign whose goal was to raise $100 million for the Movement for Black Lives coalition. This coalition embodies the extremist views and agendas of the Black Lives Matter radicals. In the official words of the Ford Foundation: “The Movement for Black Lives has forged a new national conversation about the intractable legacy of racism, state violence, and state neglect of black communities in the United States.” (Emphasis added) According to Borealis, “The Black Led Movement Fund provides grants, movement building resources, and technical assistance to organizations working to advance the leadership and vision of young, black, queer, feminists and immigrant leaders who are shaping and leading a national conversation about criminalization, policing and race in America.”

In a joint statement, Ford and Borealis said that their Fund would “complement the important work” of charities including the Hill-Snowden Foundation, Solidaire, the NoVo Foundation, the Association of Black Foundation Executives, the Neighborhood Funders Group, anonymous donors, and others. In addition to raising $100 million for the Movement for Black Lives, the Black-Led Movement Fund planned to collaborate with Benedict Consulting on “the organizational capacity building needs of a rapidly growing movement.”20

The fact that Black Lives Matter was now a major national movement funded by America’s establishment elites did not prompt its communist founders to reconsider their political infatuation with totalitarians or their anti-American agendas. When Cuba’s sadistic dictator Fidel Castro died on November 25, 2016, the Black Lives Matter leadership published an article titled, “Lessons from Fidel: Black Lives Matter and the Transition of El Comandante.”21 It began, “We are feeling many things as we awaken to a world without Fidel Castro. There is an overwhelming sense of loss, complicated by fear and anxiety. Although no leader is without their flaws, we must push back against the rhetoric of the right and come to the defense of El Comandante. And there are lessons that we must revisit and heed as we pick up the mantle in changing our world, as we aspire to build a world rooted in a vision of freedom and the peace that only comes with justice. It is the lessons that we take from Fidel.”22

The eulogy then turned to Black Lives Matters’ own icon, cop-killer Assata Shakur, who fled to Cuba to avoid paying for her crime: “As a Black network committed to transformation, we are particularly grateful to Fidel for holding Mama Assata Shakur, who continues to inspire us. We are thankful that he provided a home for Brother Michael Finney Ralph Goodwin, and Charles Hill, [cop-killers and airplane hijackers-DH], asylum to [Black Panther leader, rapist and murderer] Brother Huey P. Newton,23 and sanctuary for so many other Black revolutionaries who were being persecuted by the American government during the Black Power era.”24

The eulogy expressed gratitude to Castro for “attempting to support Black people in New Orleans after Hurricane Katrina when our government left us to die on rooftops and in floodwaters.” This was another Black Lives Matter lie obvious to anyone who watched the rescue efforts on TV, where virtually all the rescuers were white and all the rescued black. Responsibility for the failure to evacuate residents rested squarely on the Democrat mayor of New Orleans who was black and was eventually sent to prison for his crimes. The eulogy lauded a dictator who put AIDS sufferers, many of whom were black, in concentration camps for having “provided a space where the traditional spiritual work of African people could flourish.” In a religious language suited to their adoration, the tribute closed by saying: “As Fidel ascends to the realm of the ancestors, we summon his guidance, strength, and power as we recommit ourselves to the struggle for universal freedom. Fidel Vive!”

As delusional and repellent as these sentiments should be to any American, and as troubling coming from an organization endorsed by the Democrat Party and supported by American philanthropy and the Obama White House, they are matched if not exceeded by Black Lives Matter’s endorsement and embrace of Islamic terrorists who have sworn the destruction of Jews, Christians and the United States. In January 2015, Black Lives Matter co-founder Patrisse Cullors joined representatives from Dream Defenders on a 10-day trip to the Palestinian Territories in the West Bank. Their objective was to publicly draw a parallel between what they portrayed as Israeli oppression of Palestinians and police violence against blacks in the United States.25 The following August, Cullors was one of more than 1,000 black activists, artists, scholars, politicians, students, and “political prisoners,” to sign a statement of alliance with the Hamas terrorists who ruled the Gaza strip.

Proclaiming their “solidarity with the Palestinian struggle and commitment to the liberation of Palestine’s land and people,” the Black Lives Matter group demanded an end to Israel’s “occupation” of “Palestine,” condemned “Israel’s brutal war on Gaza and chokehold on the West Bank,” and urged the U.S. government to end all aid to Israel. They also exhorted black institutions to support the terrorist-sponsored Boycott, Divestment, & Sanctions movement designed to strangle the Jewish state.26 On their return to the states, the repulsive call for liberation “From Ferguson to Palestine” quickly became a slogan of the movement.27

Black Lives Matter had in fact achieved a kind of transformation, although it was more the climax of a trend that had begun with the death of Martin Luther King, than something original. President Obama had touched on it in his attempts to conflate what he called the “messy” aspects of the Black Lives Matter “protests” with what he regarded as similar rough edges he detected in the civil rights and suffragette movements of the past.28 But those movements and their leaders were clearly part of the American tradition and their allegiances and beliefs could be traced back to the Founders who had created a Republic based on democracy and individual rights. By contrast, Black Lives Matter leaders identified with alien, totalitarian forces, with Islamic imperialists and terrorists who were conducting a 70-year genocidal aggression against the Jewish state. They had joined declared enemies of the United States and its democratic ally. This was a foretaste of the insurrection they are now leading, setting fire to the country that made them the freest, richest and most privileged black community in the world.

Сноски / Footnotes

  1. For an extensive analysis of these events see Heather MacDonald, The War Against Cops, 2017[][]
  2. https://en.wikipedia.org/wiki/Hands_up,_don%27t_shoot[][]
  3. For details on the organization and its founders, see www.discoverthenetworks.org[][]
  4. https://www.nj.com/middlesex/index.ssf/2015/05/trooper_werner_foerster_was_killed_42_years_ago_to.html[][]
  5. For other examples, cf. https://www.discoverthenetworks.org/organizations/black-lives-matter-blm/[][]
  6. https://www.truthrevolt.org/news/college-blacklivesmatter-protests-turning-aggressive-f-you-filthy-whites[][]
  7. https://www.truthrevolt.org/news/democrat-protesters-shout-democrat-candidates-stage[][]
  8. https://www.wnd.com/2016/07/the-truth-about-cops-killing-blacks/#LWc1WAI0IYWi4UVq.99. Cf. also MacDonald, The War On Cops, Chapter 13 “Black and Unarmed,” for a further breakdown of the statistics.[][]
  9. https://www.theguardian.com/us-news/2016/feb/18/black-lives-matter-meet-president-obama-white-house-justice-system[][]
  10. http://www.msnbc.com/msnbc/dnc-passes-resolution-supporting-black-lives-matter[][]
  11. https://www.discoverthenetworks.org/organizations/black-lives-matter-blm/[][]
  12. https://www.pbs.org/newshour/politics/obama-defends-black-lives-matter-movement[][]
  13. https://www.latimes.com/nation/la-na-dallas-shooting-20160707-snap-story.html[][]
  14. Carlson, Ship of Fools, op. cit., loc 2005[][]
  15. https://www.weaselzippers.us/284283-video-black-lives-matter-activist-shouts-kill-all-white-babies/[][]
  16. Carlson, op. cit. Cf also Heather MacDonald, The War on Cops, on the support for Black Lives Matter in the mainstream media.[][]
  17. http://www.pewsocialtrends.org/2017/01/11/behind-the-badge/;
    https://www.usatoday.com/story/news/2017/01/11/ferguson-effect-study-72-us-cops-reluctant-make-stops/96446504/[][]
  18. https://www.npr.org/2016/06/15/482123552/murder-rate-spike-attributed-to-ferguson-effect-doj-study-says[][]
  19. https://dailycaller.com/2017/10/01/the-fbis-latest-report-suggests-the-ferguson-effect-is-real/[][]
  20. Cf. www.discoverthenetworks.org, op. cit.[][]
  21. Nat Hentoff, “The Revolutionary as Sadist,” Village Voice. Hentoff was a well-known libertarian leftist.[][]
  22. https://medium.com/@BlackLivesMatterNetwork/lessons-from-fidel-black-lives-matter-and-the-transition-of-el-comandante-c11ee5e51fb0[][]
  23. https://www.discoverthenetworks.org/individuals/huey-newton/[][]
  24. https://www.cnn.com/2015/04/09/americas/us-cuba-fugitive-charlie-hill/[][]
  25. https://www.jihadwatch.org/2016/07/2015-black-lives-matter-visits-palestine-links-jihad-against-israel-to-race-war-in-us[][]
  26. http://www.blackforpalestine.com/read-the-statement.html;
    http://america.aljazeera.com/articles/2015/8/19/black-activists-endorse-bds-movement.html;
    https://www.jpost.com/Opinion/My-word-BDSs-binding-ties-with-terrorists-580068[][]
  27. https://www.huffingtonpost.com/sandra-tamari/from-ferguson-to-palestine_b_8307832.html[][]
  28. https://pjmedia.com/news-and-politics/2016/07/11/obama-longstanding-tradition-of-contentious-and-messy-protest-needed-in-america/[][]
0 Shares:
Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You May Also Like
Читать дальше...

“Змеиная” статистика

Как проявляются манипуляции статистическими данными То, что официальная российская статистика коронавирусной эпидемии не отражает реальной картины бедствия, является секретом…