Как шахматного гения похоронили раньше времени: Михаил Таль

Все категории:

Михаил Таль был легендарной личностью своего времени – ни о ком из шахматистов не говорили так много, как о нем. Ибо невероятно талантливый гроссмейстер умел играть так, как не играл никто и никогда в истории шахмат. Поклонники считали его гением, недоброжелатели – авантюристом, а простой советский народ – своим, народным чемпионом. О невероятной истории жизни великого шахматиста, далее – в нашей публикации.

Михаил Нехемьевич Таль — советский и латвийский шахматист, гроссмейстер, заслуженный мастер спорта, за плечами которого было множество не только отечественных, но и международных званий и наград.

5

Мировой известности Таль добился благодаря превосходному умению играть в шахматы. Являясь восьмым чемпионом мира по шахматам, он также шесть раз становился чемпионом СССР, был восьмикратным победителем шахматных олимпиад в составе команды СССР, шестикратным чемпионом Европы и трёхкратным чемпионом мира в командном зачёте, победителем 44 международных турниров.

Помимо карьеры гроссмейстера Михаил Таль был журналистом и на протяжении десятилетия являлся главным редактором журнала “Шахматы”. Он также много лет комментировал шахматные матчи, которые транслировались по радио и телевидению, писал репортажи для различных печатных изданий, был невероятным рассказчиком.

Таль прожил довольно короткую, но яркую жизнь. Он ушел в 55, оставив незавершенными множество интереснейших комбинаций, довести которые до логического конца мог только он. Бывший чемпион мира Владимир Крамник называл рижского гроссмейстера – инопланетянином. Вероятно за его непостижимый азарт, вовлекаясь в который, Таль жертвовал фигуры направо и налево. И при этом в большинстве случаев выигрывал, что казалось магическим и авантюрным.

Перелистывая страницы удивительной биографии рижского гроссмейстера

Михаил Таль был рожден в 1936 году в Риге в еврейской семье Нехемия Мозусовича и Иды Григорьевны Таль. По одной из версий, его родители были друг другу двоюродными родственниками. Поэтому считалось, что мальчик при рождении получил генетическую аномалию, связанную с инцестом – на правой руке у него было всего лишь 3 пальца.

10

По другой же версии, отцом шахматиста был друг семьи Роберт Борисович Папирмейстер, который после смерти Нехемия Мозусовича женился на матери будущего гения. И аномалия у новорожденного младенца уже приписывалась шоку, перенесенному Идой Григорьевной на последних сроках беременности, от увиденной совсем рядом огромной крысы, которая изрядно напугала ее. Потрясение будущей матери было настолько сильным, что врачи всерьез стали опасаться за состояние еще не рожденного ребенка. И не без оснований… Хотя роды прошли без осложнений, малыш родился с существенным физическим недостатком – без двух пальцев на правой руке и врожденной болезнью почек. Невзирая на всю путаницу с биологическим отцовством сам Михаил настоящим своим отцом считал только Нехемия Таля.

Судьба, с самого рождения испытывавшая мальчика на стойкость, продолжала преподносить неприятности и испытания. Помимо того, что у Таля еще во младенчестве обнаружился целый клубок болезней, в пол года он заболел тяжелой формой менингита. Доктора практически не давали малышу шансов на жизнь. Утешая убитую горем мать, они говорили: если мальчик все же выживет – его ждёт великое будущее. И тот на удивление всем выкарабкался.

А пророчество врачей не заставило себя долго ждать: гениальность Михаила Таля проявилась с раннего детства. В три года он с легкостью начал читать и проявлять способности к математике, в пять лет – перемножал в уме трёхзначные числа. Что и вовсе любопытно, отсутствие двух пальцев на руке не помешало ему достаточно хорошо научиться играть на пианино. Но делом жизни для него станет совершенно другая игра – шахматы, с которыми 7-летнего мальчика впервые познакомил его отец. Однако тогда особого азарта Михаил не испытал. Все изменилось спустя три года, когда приехавший в гости родственник поставил ему «детский мат».

Неудивительно, что вундеркинда с математическим складом ума взяли в школу сразу в третий класс. На протяжении всей учебы Михаил демонстрировал феноменальную долгосрочную память: ему достаточно было прочесть большой отрывок текста, чтобы тут же с легкостью его повторить. В 15-летнем возрасте Таль без труда стал студентом вуза. Для себя он выбрал факультет филологии в одном из университетов Риги.
Он был эрудитом во многих областях, прекрасно знал литературу — читал запоем, очень быстро и все запоминал. Увлекался историей, музыкой. Играл на пианино — часто исполнял произведения Чайковского, Шопена.

Стремительная карьера юного шахматиста

Азам игры в шахматы одаренный мальчишка обучился в семь лет, но лишь в десять начал посещать кружок при Рижском дворце пионеров. И всего за несколько лет Миша Таль превратился из новичка в восходящую звезду шахматного мира. В 13 лет он уже был участником юношеской сборной команды Латвийской ССР, в 17 — чемпионом республики.

Кумиром юного шахматиста был знаменитый Михаил Ботвинник. Поэтому, когда однажды чемпион мира приехал на Рижское взморье отдохнуть, двенадцатилетний Таль появился на пороге дома Михаила Моисеевича и сказал его супруге, что хочет сыграть с хозяином дома партию в шахматы. Изумленная женщина сухо ответила подростку, что Ботвинник отдыхает, да и вообще не играет с разными нахальными мальчишками. Она тогда никак не могла предположить, что пройдет каких то одиннадцать лет и Таль всё-таки доберётся до Ботвинника, чтобы снять с его головы мировую шахматную корону.

В 23 – чемпион мира

Юный Михаил Таль, ворвавшийся в число ведущих шахматистов мира, плыл против течения, буквально сражая соперников необычной, пылкой манерой игры, с кавалерийскими наскоками, невероятными жертвами, круговертью комбинаций. Таль мог разбить любую позицию противника, чем приводил в шок и замешательство, создавал на доске невероятный хаос, который в итоге оборачивался красивейшими победами. Да и вид у него был демонический, внушающий трепет — худое лицо, горбатый нос, горящие из-под челки глаза.

Одним словом Таль ворвался в шахматный мир, как комета. В 1957 году 21-летний Михаил, одолев лучших шахматистов страны, становится чемпионом Советского Союза. А еще через год он победил в межзональном турнире, и турнире претендентов. В 1960 году став участником матча за звание чемпиона мира, Михаил сыграл первую игру Ботвинник — Таль в Москве. Непостижимый стиль гениального 23-летнего шахматиста оказался не по зубам чемпиону мира: и уже в мае претендент одержал досрочную победу.

Таль впервые в истории шахматных игр в 23 года стал Чемпионом мира — до него в таком молодом возрасте никто не получал шахматную корону. Впоследствии этот результат превзойдет только 22-летний Гарри Каспаров, победивший Анатолия Карпова Однако Таль пробыл чемпионом мира ровно год, по истечению которого 49-летний Михаил Ботвинник, основательно подготовившись, разобьёт Таля в матче-реванше со счётом 8:13. Ботвинник готовился к поединку так тщательно и напряженно, как не делал никогда в жизни. И в итоге взял убедительный реванш. Увы, никто не мог тогда предположить, что звездное время Таля будет таким коротким…

Гипнотические способности

Что больше всего поражало всех в Михаиле Талье, так это его невероятная импульсивность и бесшабашность.
Что больше всего поражало всех в Михаиле Тале, так это его невероятная импульсивность и бесшабашность.

В отличие от многих гроссмейстеров, стремящихся играть максимально рационально, Таль приводил в трепет и публику, и соперников своими рискованными ходами и неожиданными жертвами. Что больше всего поражало всех в этом человеке, так это его невероятная импульсивность и бесшабашность.

В шахматной среде также ходили упорные слухи, что феерический успех Таля кроется в том, что он гипнотизирует соперников взглядом, парализуя их сознание. Боязнь попасть под воздействие гипноза иногда доводила его соперников до комических курьезов. Так в 1959 году на турнире претендентов американец Пал Бенко пришёл на матч с Талем в черных очках, решив таким образом «обезоружить» соперника. Таль, сообразив в чем дело, тут же одолжил у коллеги огромные пляжные очки. Публика в зале с трудом сдерживала смех, а Таль одержал легкую и быструю победу, разбив оппонента в пух и прах.

В конце 1980-х, отвечая на вопрос о гипнозе, Таль как-то сказал: «Судя по моим нынешним результатам, если я и гипнотизёр, то гипнотизёр на пенсии». Так он отзывался о своих невысоких достижениях на закате своей карьеры.

Беспощадная болезнь

В судьбе Михаила Таля сложилось так, что его слабое здоровье напоминало о себе всю его жизнь. А с годами тяжелый недуг все сильнее подтачивал его организм, болезнь настырно подступала и загоняла гроссмейстера в угол. Он не мог уже играть так как раньше. Во время партий он горстями глотал таблетки, чтобы унять боль. И все чаще употреблял крепкие «лекарства», беспрестанно курил свой любимый «Кент»… Беспрестанно испытываемые им мучительные почечные боли привели к тому, что знаменитый шахматист стал зависим от морфия, который ему кололи сотрудники «скорой помощи» в экстренных ситуациях. Наркотики на короткое время облегчали состояние Таля, и он чувствовал себя гораздо лучше. А когда по указанию сверху ему перестали делать инъекции, Таль заменил наркотики спиртным. С возрастом он стал пить очень много, даже на турнирах. К слову сказать, за свою жизнь шахматист перенес двенадцать операций!

Болезнь почек, терзавшая его долгие годы, прогрессировала. Ещё в 1970-х Талю удалили одну почку. Хирурги, оперировавшие его, пришли в невероятное замешательство: болезнь оказалась настолько запущенной, что было непонятно, каким образом пациент вообще выжил. Однако Таль снова выкарабкался и лишь самые близкие знали, что он потребляет целую гору лекарств, чтобы оставаться на плаву. К слову сказать, единственным шахматистом, который навестил Таля в больнице, был Бобби Фишер. Этот дружеский жест глубоко тронул Михаила.

Что любопытно, именно тогда, выйдя из больницы, Талю пришлось прочесть свой некролог, который был написан заранее редактором журнала, в котором работал шахматист, на случай его смерти. «Я, наверное, единственный человек, который читал свой некролог при жизни!», — иронизировал на этот счет Таль в свойственной ему манере, — «Кое-что в некрологе пропустили, и я, слава Богу, успел отредактировать. Наверное, стоило поставить еще и подпись: “Исправленному верить. М. Таль”.»

К концу 1980-х не помогали уже и лекарства. Сын, живший в Израиле, звал отца приехать и полечиться. “Но я же не араб, чтобы создавать Израилю дополнительную головную боль!”, — в своём стиле отвечал ему Таль и, разумеется, никуда не поехал.

В конце мая 1992 года он сыграл на чемпионате Москвы по блицу, заняв третье место после Гарри Каспарова и Евгения Бареева. Таль рассчитывал, что его состояние здоровья хоть немного улучшится, и на шахматной Олимпиаде он сможет сыграть за впервые выступающую отдельной командой сборную Латвии.

Но в июне гроссмейстер попал на больничную койку, подняться с которой он уже не смог. 28 июня 1992 года в городской больнице Москвы Михаил Нехемьевич скончался. Его похоронили в любимой Риге, на еврейском кладбище Шмерли.

Жены и женщины Михаила Таля

Рассказать о Тале и не затронуть его отношения с женщинами просто невозможно.
Михаил Таль жил так же, как играл в шахматы. Его партии всегда протекали с приключениями, были очень бурными. Бурной была и его личная жизнь. Он, как и в игре, кого-то приносил в жертву, чтобы добиться победы.

Невзирая на весьма хилое здоровье, Михаил Нехемьевич жил на всю катушку. Он очень любил шумные веселые компании, крепкие напитки, хорошие сигареты и красивых женщин. Любовных романов у гроссмейстера было много, а приписывали ему и того больше. Он не имел ни высокого роста, ни статной фигуры. Зато на женщин он действовал настолько гипнотически, что они сыпались в его объятия, словно спелые яблоки.

В жизни Таля было три официальных брака. Две его жены рижанки: первая – Салли Ландау и последняя – Ангелина родили гроссмейстеру наследников, Салли – мальчика Георгия в 1960-м, а Геля – девочку Жанну пятнадцать лет спустя. Второй брак с грузинской актрисой сложно назвать было браком. Оформив отношения с Талем, женщина сбежала буквально на следующий день, пояснив, что просто … хотела заставить ревновать своего жениха. Таль пользовался популярностью у женщин и был известен своими любовными романами и интрижками. Среди его любовниц называли актрису Ларису Соболевскую, пианистку Беллу Давидович, танцовщицу Миру Кольцову.

Первый брак Михаила Таля

Будущий чемпион мира влюбился в Салли с первого взгляда и сделал все, чтобы она стала его женой. Окончательно Таль покорил певицу, когда сел за рояль и сыграл ей Шопена. И это при всем при том, что имел всего лишь три пальца на правой руке.

Салли Ландау и Михаил Таль с сыном.
Салли Ландау и Михаил Таль с сыном.

Салли Ландау и Михаил Таль были очень эффектной парой. Они до безумства любили друг друга, но каждый вел жизнь независимую, самостоятельную, и их брак был обречен. Салли была латвийской актрисой и эстрадной певицей, выступала в популярном ансамбле, поэтому жертвовать своей артистической карьерой даже ради Таля Салли не собиралась. Что же касается Таля, то вскоре обнаружилось, что красавица Салли у него не единственная. Гордая певица быстро нашла утешение на стороне, она не привыкла быть номером два.

Салли Ландау и Михаил Таль  с Идой
Салли Ландау и Михаил Таль с Идой


Настоящий развод Михаила и Салли состоялся в 1970-м. Таким образом, мужем и женой они были двенадцать лет. Но родными людьми оставались всегда – часто встречались в разных городах и странах, постоянно перезванивались.

в 1981-м Салли вышла замуж за бельгийского ювелира Джо Крамарза. Когда он узнал, что перед ним экс-жена экс-чемпиона мира, он был потрясен. Иногда Салли даже казалось, что Джо женился на ней только потому, что она прежде носила фамилию Таль.

Михаил недолго оставался один – роман следовал за романом. А вот о своём втором браке с грузинской красавицей Таль вспоминал с большой неохотой. Это было его единственное поражение на личном фронте. Вторая женитьба протекала в темпе блиц. Новобрачная вышла замуж за гроссмейстера с единственной целью — отомстить своему другу-грузину, известному борцу, которого она много лет любила, но тот не отвечал ей взаимностью. Как только Таль с размахом отгулял в столице Грузии свою вторую свадьбу, явился незадачливый конкурент и увел новоиспеченную жену у шахматиста.

Третий брак

Геля, Михаил и Жанна Таль.
Геля, Михаил и Жанна Таль.

Женившись в третий раз на перворазряднице Ангелине Петуховой, гроссмейстер оказался на коротком поводке, правда, не надолго. В отличие от Салли Геля целиком посвятила себя семье и некоторое время держала непредсказуемого мужа в ежовых рукавицах. Но, увы, он не был рожден для семейного очага и не мог усидеть в четырех стенах. Горячий темперамент Таля взял своё и в конечном счете третий брак также потерпел крах. В конце концов супруга вместе с дочкой эмигрировали в Германию. В новой стране все у них складывалось непросто, но со временем все наладилось.

Михаил Таль играет в шахматы с дочерью Жанной.
Михаил Таль играет в шахматы с дочерью Жанной.

Своих детей Таль обожал, но шахматного будущего им не желал. «Больших спортивных результатов у Жанны не будет, — говорил он о дочери, — она, проиграв партию, смеётся»«Да и вообще, один шахматист на семью — это уже слишком много», — заявлял экс-чемпион мира.

Больше гроссмейстер не женился, а вот романы случались. В начале 90-х с Талем неотлучно находилась Марина Филатова. Последние месяцы жизни шахматиста девушка поддерживала и спасала больного Таля, а в последние дни взяла на себя самые тяжелые обязанности. Марина была единственной женщиной, находившейся рядом с ним в его последние минуты. А прилетевшая в день смерти из Кельна Геля металась по городу в поисках лекарств, которые уже уже были ни к чему. Узнав о несчастье, через пару дней в Москве появилась и Салли. Хоронили Таля в Риге его обе бывшие жены.

P.S. «Если я когда-нибудь умру, то памятник на мою могилу придется ставить тебе»

Могила Михаила Таля. / Салли Ландау.
Могила Михаила Таля. / Салли Ландау.


Однажды, когда Салли и Михаил были еще молодыми, Таль пошутил: «Если я когда-нибудь умру, то памятник на мою могилу придется ставить тебе». Поразительно, но все так и случилось. Приехав через шесть лет после смерти Таля в Ригу и посетив еврейское кладбище, Салли пришла в ужас: на могиле, кроме небольшого холмика земли, ничего не было. «Куда же делись многочисленные друзья Михаила, ведь многие из них давно разбогатели?» – с горечью подумала бывшая супруга. И в 1998 году именно Салли поставила памятник гению шахмат.

0 Shares:
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You May Also Like