“Они все знали давно”

Китайский полицейский на площади Тяньаньмэнь в Пекине на фоне портрета Мао Цзэдуна. Февраль 2002 года
Все категории:

Китайская ученая, доктор-вирусолог, сбежавшая в США из Гонконга, обвинила власти КНР в сокрытии фактов о распространении нового коронавируса. Врач Янь Лимэн рассказала американским журналистам, что, по ее мнению, Пекин знал о COVID-19 задолго до того, как решил поведать о новой болезни остальному миру. Женщина утверждает, что ее руководители в Китае игнорировали исследования коронавируса, которые она проводила и которые, по ее мнению, могли бы спасти сотни тысяч жизней.

История Янь Лимэн, сумевшей тайно покинуть Китай еще в конце апреля этого года, причем со многими драматическими и даже детективными приключениями, вновь привлекла к себе много внимания сейчас – после выхода в британской газете Sunday Mirror интервью с Стивеном Бэнноном, бывшим помощником президента США Дональда Трампа. Бэннон заявил, что из КНР в последнее время сбежало множество врачей-вирусологов, в том числе работавшие в знаменитой лаборатории в городе Ухань. По его словам, они начали сотрудничать со спецслужбами США и Великобритании – и рассказывают ужасающие вещи.

Стивен Бэннон подчеркнул, что в США с беглецами из КНР работают сотрудники ФБР, пытающиеся методом опросов и сопоставлений создать точную картину – как, когда и при каких обстоятельствах в Китае появился вирус SARS-CoV-2 и мог ли он действительно просочиться во внешний мир из вирусологической лаборатории в Ухане, а не прийти из природной среды, например, с одного из местных так называемых “мокрых рынков”, где торгуют дикими животными на убой.

По информации Бэннона, эти врачи, бежавшие на Запад в течение всех последних месяцев, начиная еще с февраля, рассказывают, в частности, что лаборатория находится в “очень плохом состоянии” и “меры безопасности соблюдаются там ужасно”.

Стивен Бэннон
Стивен Бэннон

“Эти люди все еще не готовы общаться с журналистами. Но да, у нас есть врачи из разных китайских госпиталей и лабораторий, из Уханя и других городов, предоставившие доказательства виновности Коммунистической партии Китая (КПК) – сразу по нескольким пунктам, и в халатности, и, главное, в сокрытии опасности. Полагаю, что, когда эти факты обнародуют, многие из нас будут шокированы”, – заявил Стивен Бэннон.

Одна из таких врачей – Янь Лимэн, специализировавшаяся в сфере вирусологии и иммунологии в Гонконгской школе общественного здравоохранения при местном университете. В отличие от подавляющего большинства своих бывших коллег, она уже решилась поговорить с журналистами. В интервью телеканалу Fox News и другим американским медиа она рассказывает, как за несколько часов до того, как она села 28 апреля на рейс гонконгской авиакомпании Cathay Pacific, вылетавший в Лос-Анджелес, она экстренно готовила свой побег, упаковывала единственную сумку и пробиралась мимо датчиков движения и видеокамер в университетском кампусе. Она знала, что если бы ее поймали, то наверняка бросили бы в тюрьму или, что еще хуже, сделали одной из “без вести пропавших”.

Янь Лимэн уверенно заявляет, что, по ее мнению, китайское правительство знало о новом коронавирусе задолго до того, как решилось поведать о появлении новой болезни остальным государствам. Она также добавляет, что ее научные руководители в КНР, многие из которых обладают большой известностью в научно-медицинском мире как ведущие эксперты в своей области, игнорировали исследования, которые она проводила на самом начальном этапе пандемии.

По мнению Янь Лимэн, они нарушили все профессиональные и этические кодексы, учитывая их статус специализирующейся на вирусах гриппа и пандемиях “справочной лаборатории” Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Но у ее коллег были на то причины, а именно страх за свою жизнь и жизнь членов их семей. Янь Лимэн говорит, что уверена в том, что и сама она находится в огромной опасности, даже на американской земле и под защитой ФБР. Она также боится, что никогда не сможет вернуться домой, и живет с горькой мыслью, что, скорее всего, больше никогда не увидит ни свою семью, ни друзей.

Янь Лимэн, по ее словам, была одной из первых в мире ученых, изучивших новый коронавирус. В конце декабря 2019 года ее научный руководитель, начальник патронируемой ВОЗ лаборатории Гонконгского университета доктор Лео Пун попросил ее, как она говорит, изучить подозрительные и все более частые случаи заболеваний, напоминавшие по симптоматике действие вирусов группы SARS, в материковом Китае: “Но правительство КНР и КПК отказалось разрешить зарубежным экспертам, в том числе в Гонконге, проводить исследования в самом Китае. Поэтому я обратилась к своим друзьям, чтобы получить больше информации”.

У женщины была обширная сеть профессиональных контактов в различных медицинских учреждениях материкового Китая, где она выросла и училась в разных вузах. Янь Лимэн говорит, что именно по этой причине ее попросили провести такого рода исследования, особенно с учетом того, что ее команда знала, что они не получат правдивой информации от властей. Один из ее друзей, ученый из Центра по контролю и профилактике заболеваний в Китае, знал о случаях этих заболеваний из первых рук, и, по ее словам, 31 декабря рассказал Янь о передаче новой болезни от человека человеку, то есть задолго до того, как Китай и ВОЗ признали, что такое возможно.

Тем временем жизнь в городе Ухань вернулась в привычное русло. Один из местных ресторанов вечером. Май 2020 года
Тем временем жизнь в городе Ухань вернулась в привычное русло. Один из местных ресторанов вечером. Май 2020 года

По словам Янь Лимэн, она сообщила об этих сведениях своему начальнику: “Он только кивнул в ответ и велел мне продолжать работать”, – вспоминает она. Несколько дней спустя, 9 января 2020 года, ВОЗ выпустила следующее заявление: “По мнению китайских властей, данный вирус может вызывать тяжелые заболевания у некоторых пациентов, но не может легко передаваться от человека к человеку”.

Многие врачи и ученые по всему Китаю, как говорит Янь Лимэн, вовсю обсуждали новый вирус – до той поры, как заметили резкое изменение общего тона начальства и чиновников КПК: “Как будто выключили звук. Наши коллеги из города Ухань, который впоследствии стал эпицентром вспышки COVID-19, перестали с нами общаться, а всех остальных, и нас, строго предупредили, чтобы мы не спрашивали их ни о каких подробностях. Некоторые врачи зловеще перешептывались: “Мы не можем говорить об этом, но нам нужно носить маски”.

Затем, согласно ее источникам, количество случаев передачи вируса от человека к человеку во всей КНР стало расти в геометрической прогрессии, и Янь решилась самостоятельно тайком искать ответы: “Было много, очень много пациентов, которые не получали вовремя ни лечения, ни даже диагноза. Врачи в больницах были подавлены и напуганы”.

Она рассказывает, что вновь сообщила о сделанных ею выводах своему руководителю 16 января – и именно тогда он якобы велел ей молчать и быть очень осторожной. “Он предупреждал меня несколько раз: “Не переступайте запретной черты. У нас будут проблемы, мы можем просто исчезнуть”. Янь Лимэн также утверждает, что содиректор ее лаборатории, связанной с ВОЗ, профессор Малик Пейрис также все знал и понимал, но ничего не делал. Интересно, что сейчас представители ВОЗ говорят, что ничего не скрывали – напротив, они обвиняют Янь Лимэн во лжи и говорят, что она и ее коллеги никогда не работали на Всемирную организацию здравоохранения.

Очередь на сдачу анализов на антитела к новому коронавирусу в Пекине – после новой вспышки эпидемии в городе. 30 июня 2020 года
Очередь на сдачу анализов на антитела к новому коронавирусу в Пекине – после новой вспышки эпидемии в городе. 30 июня 2020 года

Сегодня Янь Лимэн в интервью Fox News говорит, что, несмотря на все препятствия, ее поддерживало чувство, что она должна выбрать сторону между добром и злом. Она подчеркивает, что чувствовала себя обязанной рассказать правду миру, несмотря на все возможные личные и профессиональные последствия: “Я с юности знаю, как власти в Китае относятся к “стукачам”. И, как и многие до нее, когда Янь все-таки решилась бросить вызов самой Компартии Китая, она быстро поняла, что ее жизнь, по-видимому, находится в опасности, как и жизнь ее близких. По ее словам, она испытала настоящий неприкрытый страх.

Янь Лимэн сумела связаться с живущим в США известным гонконгским блогером Лю Дэ. После того, как она поделилась с ним некоторыми своими теориями и подозрениями, он заявил Янь, что ей нужно срочно уезжать, возможно, в Соединенные Штаты, где ей не придется постоянно оглядываться через плечо. Только тогда она будет в безопасности и сможет говорить обо всем открыто, добавил он.

Янь приняла решение бежать из КНР, но все усложнилось, когда ее муж, который также работал в ее лаборатории, обнаружил, что она разговаривала с Лю Дэ по телефону. Она говорит, что умоляла мужа ехать с ней, но ее супруг, также авторитетный ученый, который изначально поддерживал ее исследования, внезапно изменил мнение: “Он был страшно разозлен. Обвинял меня, пытался поколебать мою уверенность. Он кричал, что они убьют всех нас”. Потрясенная и обиженная, Янь приняла решение уезжать без него. Билет на рейс в США она сумела купить 27 апреля. Уже на следующий день Янь Лимэн сидела в самолете.

В то время как Янь, пройдя через многочисленные допросы в ФБР, пыталась как-то устроиться в США, ее друзья и семья в КНР, по ее словам, столкнулись с настоящим адом. В частности, агенты китайских спецслужб в ее родном городе разгромили ее маленькую квартиру и грубо допрашивали ее родителей. Когда она связалась с матерью и отцом, они начали умолять ее вернуться домой, говоря, что она не ведает, что творит, и попросили ее сдаться и отказаться от всякого противостояния с властями. А Университет Гонконга удалил ее страницу со своего сайта и закрыл ей доступ к рабочей почте, несмотря на то что, по ее словам, она была в одобренном ежегодном отпуске.

Представитель университета заявил, что Янь Лимэн больше не является их сотрудником, отказавшись отвечать на все другие вопросы – лишь добавив, что не раскрывает личную информацию о ней “из уважения к нашим нынешним и бывшим сотрудникам”. “Доктор Янь Лимэн никогда не занималась никакими исследованиями относительно передачи COVID-19 от человека к человеку в декабре 2019 – январе 2020 года”, – также говорится на сайте Университета Гонконга.

Китайские полицейские возле сельскохозяйственного рынка Синьфади в Пекине, вновь закрытого из-за возвращения COVID-19. 14 июня 2020 года
Китайские полицейские возле сельскохозяйственного рынка Синьфади в Пекине, вновь закрытого из-за возвращения COVID-19. 14 июня 2020 года

Свидетельства и обвинения Янь Лимэн в адрес Пекина – далеко не первые и не единственные. Ранее, в середине мая, очень известный китайский эпидемиолог и пульмонолог Чжун Наньшань рассказывал в интервью американскому телеканалу CNN о том же самом – как именно китайские власти, и особенно городская администрация Уханя, всячески преуменьшали и скрывали данные о масштабах и опасности начавшейся эпидемии COVID-19. Именно этот ученый в 2003 году был одним из первых врачей в КНР, кто обнаружил коронавирус SARS-CoV, вызвавший вспышку “атипичной пневмонии”. Тогда он стал мировой знаменитостью – за опровержение официальных заявлений Пекина, о том, и что и то заболевание не представляло почти никакой опасности. Западные медиа называли Чжун Наньшаня “героем SARS” за его деятельность во время эпидемии “атипичной пневмонии”.

Как в середине мая рассказывали журналисты CNN, в середине января 2020 года Чжун Наньшань приехал в Ухань – и именно он и заявил на весь мир, что новый коронавирус SARS-CoV-2 все-таки передается от человека к человеку. В это время Пекин официально все еще повторял, что никаких доказательств этого нет, и называл очередную эпидемию “контролируемой”. По словам врача, у него возникли подозрения после того, как официальное число заболевших в Ухане (41 человек) не менялось в течение 10 дней, в то время как уже появлялись данные о зараженных людях за границами КНР: “В то время местные власти не хотели говорить правду. В самом начале они молчали, и тогда я решился сказать, что, возможно, у нас заболевает гораздо большее число людей”.

А в начале июня этого года о том, как власти КНР, очевидно, долгое время водили за нос Всемирную организацию здравоохранения, рассказали журналисты международного новостного агентства Associated Press. Они также напомнили, как в течение всего января ВОЗ публично хвалила Китай за то, что она назвала “быстрой реакцией на появление нового коронавируса”. ВОЗ неоднократно благодарила китайское правительство за то, что оно “немедленно” поделилось генетическими данными SARS-CoV-2, и отметила, что приверженность Пекина принципам открытости была “очень впечатляющей и даже не поддающейся описанию словами”. Однако за кулисами оказалась совсем другая история: как указывало Associated Press, на самом деле, несмотря на все аплодисменты, Китай, например, фактически обнародовал генетическую карту, или геном, нового коронавируса спустя более чем неделю после того, как три его разные правительственные лаборатории полностью расшифровали эту информацию.

Главной причиной всего опять был жесткий контроль над движением любых данных такого рода со стороны КПК – о чем свидетельствую сегодня десятки новых интервью и выплывших на свет внутренних документов. И именно в тот момент подробные сведения обо всех случаях инфицирования новым коронавирусом могли бы в разы снизить смертность пациентов по всему миру и замедлить скорость распространения COVID-19 – наряду с ускорением глобальных разработок необходимых тестов, лекарств и вакцин.

0 Shares:
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You May Also Like