Случай на железной дороге

Все категории:

В 1996 г. Максим Ильич Шапир предположил, что распространение в русском стихе пиррихиев (стопа из двух безударных слогов в двусложных размерах) и последующее преобразование ритмического рисунка русской силлабо-тоники стало следствием восстания гренадерской роты лейб-гвардии Преображенского полка, случившегося в ночь на 25 ноября 1741 г. В результате государственного переворота императрицу Анну сменила Елизавета и теперь, прославляя ее в одах, поэты вынуждены были писать с пиррихиями, так как имя новой императрицы «Елисавет» содержало последовательность безударных слогов.

Обосновав эту гипотезу, Шапир писал: «Напоследок признáюсь, что мои результаты обескураживают меня самого. … Поражает меня тот факт, что совершенно случайное и постороннее по отношению к поэзии событие наложило глубокий отпечаток на всю ее дальнейшую историю».

Эти слова Шапира напоминают нам чувства выдающегося французского слависта Люсьена Теньера, который, первым описав в 1958 г. предысторию и историю русского слова «вокзал», поражался непредсказуемой цепи случайных обстоятельств, которая протянулась сквозь века: «Если бы Falkes de Bréauté не женился бы в XIII веке на вдове графа Девона, в 1950 г. железнодорожная станция во Владивостоке не называлась бы “вокзалом”».

После исследования Теньера удивительная история слова «вокзал» была уточнена лишь в деталях. Напомним ее основные этапы.

В начале XIII века авантюрист и головорез из Нормандии по имени Falkes, совершив убийство (по легенде, имя он получил от названия косы, которой убил некоего солдата, — ср. фр. faux, лат. falx ‘коса’), бежал в Англию и поступил на службу к королю Иоанну Безземельному, который впоследствии отблагодарил его, женив на вдове-графине. Вместе с женой заезжий нормандец получил обширные земельные владенья, в том числе место на правом берегу Темзы, ныне находящееся в черте Лондона. Здесь он выстроил себе поместье, и по его имени оно получило название Faukeshalle (ср.-англ. halle ‘дворец, замок, крупная усадьба’).

Авантюриста в конечном счете отравили, поместье исчезло, но место сохранило старое название и со временем получило форму Foxhall. Впоследствии эта земля перешла в собственность семьи Vaux, что, видимо, привело к изменению названия местечка на созвучное Vauxhall, которое фиксируется с XVI в.

В XVII веке здесь стали отдыхать лондонцы, затем был разбит увеселительный сад, популярность которого привела к тому, что слово Vauxhall, став нарицательным, отправилось кочевать по разным странам, обозначая развлекательные заведения.

В России это слово, как и сами воксалы, известно с 1770-х гг. В словаре иностранных слов Н. М. Яновского 1803 г. находим такую дефиницию: «Ваксалъ, или Воксгалъ; что на Англiйскомъ значитъ залъ; домъ, дворецъ, замокъ; мѣсто, куда собираются забавляться гуляньемъ, пляскою, музыкою, пѣнiемъ, игранiемъ въ карты и проч.».

В 1835 г. австрийский инженер Франц фон Герстнер, убеждая Николая I и других русских начальников в неочевидной финансовой и социальной привлекательности проекта первой железной дороги, писал, что жители Петербурга охотно будут ездить по ней в Царское Село и Павловск, чтобы отдохнуть от города и насладиться природой. Вероятно, поразмыслив немного, Герберт решил, что природы недостаточно, и предложил организовать прямо при конечной станции в Павловске «новое Тиволи [парк развлечений в Париже], прекрасный воксал: он и летом и зимою будет служить сборным местом для столичных жителей; игры и танцы, подкрепление сил на свежем воздухе и в роскошной столовой привлекут туда всякого».

Железную дорогу построили, и на станции в Павловске, как и хотел инженер, в 1838 г. открыли здание концертного здания с рестораном — Павловский воксал. Не позднее конца 1850-х гг. это слово метонимически стало обозначать и здание уже любой железнодорожной станции.

Так закончилась эта долгая история. Слово «вокзал», безусловно заимствованное по своему облику, в смысловом отношении оказалось очень русским — в значении ‘крупная железнодорожная станция’ оно есть только в русском языке (и тех языках, которые заимствовали это слово из русского, например украинском и белорусском).

Эта словесная форма обросла различными ассоциативными связями, образует прецедентные высказывания, входит в относительно устойчивые сочетания: «Вокзал, несгораемый ящик…», «Нельзя ли у трамвала вокзай остановить», «Вокзал для двоих», «живем как на вокзале» и т. п.

И ведь ничего бы этого не было, точнее, было бы что-то совсем иное — если бы нормандский убийца не отправился в Англию, если бы не женился там на богатой вдове, если бы английский увеселительный сад оказался в другом месте, если бы Герстнер посчитал, что для привлечения внимания петербуржцев достаточно свежего воздуха, или если бы воксал построили не на самой станции в Павловске, а поодаль, или если бы, как часто бывает, деньги потратили, а ничего не построили.

И, представьте, даже этого последнего удалось избежать — вот что самое удивительное.

    0 Shares:
    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    You May Also Like
    Читать дальше...

    Частичное спасение дитяти

    Слово «дитя», изначально «дѣтѧ» с неясным позднедревнерусским переходом «ѣ» > «и», относится к немногочисленным семантически одушевленным существительным среднего…
    Читать дальше...

    Поговорки с сюрпризом

    «Пословица» происходит от существительного «слово», поговорка — от глагола «говорить» или от существительного «говор» (речь). Можно подумать, что…
    Читать дальше...

    Третья мировая, взятие Телеграма, олигархи и валежник: слова последних двух недель

    Словарный запас последних двух недель так богат, что просто глаза разбегаются. Слишком много было событий, актуализировавших старые и…