Частичное спасение дитяти

Все категории:

Слово «дитя», изначально «дѣтѧ» с неясным позднедревнерусским переходом «ѣ» > «и», относится к немногочисленным семантически одушевленным существительным среднего рода (ср. «чадо», «животное», «божество» и др.).

По наиболее распространенной версии, оно родственно словам «дѣва» и «доити» ‘кормить грудью’ и образовано с помощью суффикса невзрослости -ѧт- (ср. «дай бог нашему теляти волка поймати») от собирательного существительного * dětь (ср. сущ. ж. р. «знать»). Это последнее дало также форму «дѣти», с которым «дѣтѧ» стало соотноситься по числу. Собственной формы множественного числа (ожидалось бы «дѣтѧта» как «телѧта») у слова «дѣтѧ» не зафиксировано.

Склонение слова «дитя» в русском литературном языке необычно. В отличие от аналогично образованных слов, которые утратили исконную парадигму единственного числа («теля», «теляте» > «телёнок», «телёнка»), слово «дитя» в нормативной грамматике до сих пор сохраняет древние формы с небольшими орфографическими изменениями: «нет дитяти», «подхожу к дитяти», «думаю о дитяти». Существенно изменилась только форма творительного падежа: у слова среднего рода здесь должно быть окончание -ем («следовал за дитятем своим» — А. Ф. Вельтман, 1833; ср. у слов среднего рода на -мя схожего типа склонения — «временем»), но в XIX веке эту редкую форму вытеснила форма «дитятей».

Аномальность склонения слова «дитя» привела к многочисленным его «исправлениям» в диалектно-просторечном общении, в частности к появлению сначала слова «дитёнок», а затем, начиная с XVIII века, — «дитё» и «дитятя». Эти существительные имеют закономерные, но не соответствующие современной норме падежные формы: «вижу дитятю», «подхожу к дитяте», «нет дитя», «доволен дитём» (но у А. С. Грибоедова: «дитёй возили на поклон»).

Очень трудно пришлось слову «дитя» под таким напором, но оно выжило. Как ни странно, помогла ему в этом всё та же грамматическая архаичность. Изначально это было исключительно бытовое слово, но грамматическая устарелость придала ему к XVIII веку книжное звучание, которое охотно стала использовать поэзия. «Дитя» получило переносные значения («дитя свободы» и т. п.) и специфическую поэтическую окраску.

Любопытно, однако, что это касается только именительного (=винительного) падежа, остальные падежные формы сегодня используются крайне редко и стилистически контрастируют с начальной формой.

Так поэзия спасла «дитя», но и она не всесильна: ее магии хватило только на именительный-винительный падеж.

    0 Shares:
    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    You May Also Like
    Читать дальше...

    Се ля ви

    Существительные современного третьего склонения типа «ночь» когда-то давным-давно относились к типу склонения, куда включались слова с основой на…
    Читать дальше...

    Этимология “фени”

    Воровской жаргон “феня” пришёл в русский язык из еврейских языков после того, как в местах компактного проживания евреев…