На пороге технокоммунизма

Все категории:

Что ждет мир после коронакризиса

Пандемия COVID-19 далека от завершения. Люди по всему миру продолжают заражаться и умирать. Однако начало массовой вакцинации делает этот процесс конечным, а значит, дает надежду на снятие в обозримом будущем всех карантинных ограничений, которые в прошлом году стали источником самого разрушительного кризиса за многие десятилетия. Одна эта надежда вызвала эйфорию на товарных и фондовых рынках. Вот только разговоры о том, что после 2020 года мир никогда не станет прежним, возникают не на пустом месте. И поскольку любой кризис значительно ускоряет уже проявившиеся на момент его начала тенденции, обостряет существующие проблемы и противоречия, прогнозировать, к чему все это приведет, вполне реально

Люди — слабое звено

Еще до того, как в Китае был госпитализирован первый коронавирусный пациент, над мировой экономикой дамокловым мечом висели проблемы, неразрешимые в рамках существующей модели: глобальный долг, неравенство, ограниченность природных ресурсов и глобальное потепление, риски для занятости из-за технологической революции, старение населения и рост нагрузки на пенсионные системы всех без исключения экономически значимых стран. Традиционные меры денежно-кредитной политики, в основе которых лежит доступность кредита, давно уже перестали работать. Население, бизнес, да и сами государства уже настолько перегружены долгами, что даже отрицательные ставки не ведут к росту платежеспособного спроса на товары и услуги, удовлетворение которого могло бы стимулировать рост экономики.

Кризис окончательно разрушил ряд фундаментальных принципов, которые казались незыблемыми еще полтора десятилетия назад. Во-первых, ведущие государства окончательно перестали жить на деньги налогоплательщиков. Никаких иллюзий насчет того, что США, Япония, Франция, Германия или Великобритания хоть когда-нибудь смогут даже перестать наращивать госдолг или отказаться от его выкупа своими центробанками, не осталось. Во-вторых, выяснилось, что главная экономическая функция человеческой особи заключается вовсе не в производстве полезных товаров и услуг. Тут люди во время пандемии как раз таки оказались «слабым звеном»: из-за одного-двух заболевших весной приходилось отправлять на карантин гигантские предприятия. 

И не в принятии управленческих решений — с этим все лучше справляются самообучающиеся нейросети, а в банальной трате денег. И если население не в состоянии заработать достаточно, деньги приходится раздавать, причем уже даже не в долг, а просто так, напрямую, как в США, где все граждане страны получили чеки от Федерального казначейства, или в виде компенсации предприятиям, которые фактически перестали работать, 75% от прошлогодней выручки — как в Германии. Принятые весной большинством стран мира (включая Россию) экстренные меры поддержки национальных экономик можно смело считать генеральной репетицией по введению базового дохода. Получилось, откровенно говоря, не очень. Хотя бы потому, что значительная часть денег оказалась на фондовом рынке, который в условиях экономического спада перегрелся настолько, что о взрыве этого «парового котла» даже думать не хочется. Кроме того, завуалированные раздачи в виде поддержки бизнеса в стремлении сохранить как можно больше рабочих мест оказались куда менее эффективными. Ведь помимо прочего, кризисы выполняют очистительную функция, избавляя экономику от неэффективных компаний и непроизводительных рабочих мест, расчищая дорогу новым компаниям и технологиям. И тем не менее прямая раздача денег оказалась все-таки более эффективной, чем совсем уж бесплодные попытки стимулировать потребление за счет долговой накачки.

По большому счету для того, чтобы универсальный базовый доход заработал как надо, осталось решить довольно простую задачу — отделить «деньги для потребления» от «денег для инвестиций». И сделать это довольно просто, учитывая уровень развития блокчейн-технологий и финтеха. В «целевых» деньгах, которые можно потратить только на определенной площадке или на конкретные товары, нет ничего нового. Прототип таких «потребительских» денег — бонусы «Спасибо» от Сбербанка. Триггером же к такого рода разделению и окончательным толчком к введению базового дохода может стать череда биржевых крахов, которая с высокой долей вероятности накроет финансовые рынки уже в 2021 году. В результате краха «компаний-зомби» фондовые рынки из неиссякаемого источника прибыли могут превратиться в «крематорий», где сгорят триллионы долларов институциональных и частных инвесторов. Государства же нынче не в том состоянии, чтобы опять пытаться накачать рынки деньгами и надуть лопнувшие пузыри. Уровень госдолга и масштабы выкупа активов центробанками и так вышли за все разумные пределы и поставили под вопрос доверие к существующей финансовой системе. 

Банки — лишнее звено

Причиной биржевого апокалипсиса вполне может стать сам финансовый сектор. Точнее — банковская система. Популярный несколько лет назад тезис о том, что блокчейн похоронит банки, неожиданно снова стал актуальным. Вот только к мечтам криптоанархистов это имеет мало отношения. Вместо децентрализации нас может ждать гиперцентрализация в результате появления цифровых валют на блокчейне, которые будут выпускаться центральными банками и полностью ими контролироваться. О том, что опубликованная в октябре Банком России концепция запуска цифрового рубля выглядит как смертный приговор российской банковской системе, я уже писал. Но если российский ЦБ пока только строит планы и пишет концепции, в Китае уже сейчас полным ходом тестируют цифровой юань, который потенциально способен создать проблемы для всего мирового банковского сектора. Да и глава Facebook Марк Цукерберг, похоже, не забросил окончательно идею выпустить собственную криптовалюту. Уже в январе 2021 года может появиться привязанный к доллару стейбкоин от Facebook. И если это произойдет, позиции американских банков тоже могут пошатнуться.

Деньги на жизнь и ничего лишнего

Отсутствие перспектив доживающей свой век экономической модели обусловлено еще и тем, что она никак не может ужиться ни с принципами устойчивого развития, ни с борьбой против глобального потепления. Стремление государств обеспечить рост экономики и промышленного производства, а корпораций — извлечь максимальную прибыль подвергается все более жесткой критике со стороны экоактивистов вроде Греты Тунберг. Более того, нынешний кризис дал им в руки дополнительные аргументы. В начале года резко сократилась промышленная активность, а вслед за этим и выбросы в атмосферу парниковых газов. Однако ни товарного или продовольственного дефицита, ни инфляции это не вызвало, что может восприниматься как свидетельство избыточного производства и, соответственно, чрезмерной нагрузки на природные ресурсы в «мирное» время. 

Ограничение потребления, борьба с роскошью и неравенством могут стать причиной социальных конфликтов, только на этот раз активисты Occupy Wallstreet могут и победить. Кто-то этому порадуется, кому-то добровольно-принудительные ограничения не придутся по вкусу. Но спорить о том, будет ли новый мир лучше или хуже, бессмысленно. Он будет другим. Последнюю попытку вернуться в прошлое предпринял Дональд Трамп, но и его сторонникам нынешний кризис не оставил никаких шансов.

0 Shares:
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You May Also Like
Читать дальше...

Конец эпохи. Что идет на смену противостоянию науки и религии в обществе XXI века

Сегодня как религия, так и наука стремительно маргинализируются, уходя на периферию общественной жизни. И их место все уверенней…
Читать дальше...

Худший за последние 100 лет эпидемиологический кризис

По словам специалиста по инфекционным заболеваниям, который имеет прямой доступ к секретной информации о возникающих заболеваниях, человечество сталкивается…