Еще раз про ГМО: молекулярный биолог — о мифах и пользе генно-модифицированных продуктов

Все категории:

Несмотря на то что на дворе XXI век, искусственный интеллект вот-вот станет обыденностью и человечество планирует переезжать на Марс, людей все еще пугают уже изученные и давно известные понятия, например ГМО. Встретились с молекулярным биологом Ириной Поздняковой-Филатовой и обсудили феномен генно-модифицированных организмов: узнали, что же это такое, зачем они нужны и действительно ли от них можно заболеть раком.

Что такое ГМО и откуда они взялись

Мифы о генетически модифицированных организмах начинаются с непонимания самой сути этого явления. Всемирная организация здравоохранения определяет ГМО вполне четко — это организмы, чей генетический материал, то есть ДНК, был изменен, при этом подобные изменения невозможны в природе в результате естественной рекомбинации.

На деле, если вдуматься в саму суть генной модификации, все живые организмы окажутся мутантами. Мы все так или иначе отличаемся генетически от наших предков: растения, произрастающие сегодня, совсем не те, которые когда-то щипали динозавры, арбузы прошлого были горькими, а большая часть милых домашних животных — результат генной модификации.

Любая селекция — это и есть генная модификация. Только ГМО, согласно общепринятому стандарту, были получены в лабораториях

История ГМО сравнительно молодая: первый генно-модифицированный продукт был получен в 1972 году ученым Стэнфордского университета Полом Бергом. В 1973 году появился первый генно-модифицированный микроорганизм — кишечная палочка с человеческим геном, который кодировал синтез инсулина.

10 лет спустя немецкие ученые из Института растениеводства в Кельне вывели табак, устойчивый к насекомым, а в 1988 году появилась генно-модифицированная кукуруза, один из самых популярных ГМО наших дней. После этого развитие ГМО пошло вперед семимильными шагами. В 90-х американцы скрестили гены помидоров с генами камбалы, получив сорт томатов, способных очень долго храниться в полузрелом состоянии, а затем появилась соя, скрещенная с генами бактерий и устойчивая к гербицидам. Осознав, насколько это интересно и привлекательно с коммерческой точки зрения, производители кинулись использовать генную модификацию в самых разных областях, меняя цвет, форму и срок хранения продуктов.

Так было выведено около тысячи различных культур, правда, к промышленному производству были допущены только 100, среди которых — картофель, соя, кукуруза, рис, помидоры и другие. Лидером в производстве ГМО являются США, за ними идут Аргентина, Бразилия, Китай и Индия. В России высаживать генно-модифицированные растения запрещено, но можно продавать и употреблять.

Как получают ГМО

Технология модификации конкретных объектов используется давно. Например, когда фермер, выращивающий арбузы, отбирает косточки из самого сладкого плода, выращивает их и снова повторяет отбор — это тоже целенаправленная модификация конкретных свойств. Просто сейчас на такой длинный путь, который предлагает селекция вне лаборатории, времени практически нет. Проблема решается обработкой химическими веществами или УФ-радиацией, которые ускоряют естественную рекомбинацию, — процесс называется мутационной селекцией.

Работа с геномом подразумевает вмешательство в конкретные участки ДНК, ученые не просто ломают и добавляют что-то случайным образом. Например, чтобы добавить сладости фруктовому плоду, должно быть четко понятно, какие участки его ДНК отвечают за сладость — только в этом случае их можно изменить соответствующим образом.

С помощью так называемых молекулярных ножниц можно делать разрезы в ДНК в тех частях, куда нужно что-нибудь добавить, что делает процесс модификации более точным и быстрым. Кроме того, со временем методы чтения ДНК удешевляются, а значит, появляется возможность читать геномы организмов, над которыми уже проводились опыты, и сравнивать изменения.

Зачем нужны ГМО-продукты и почему их боятся

ГМО стали способом улучшить какие-либо качества продукта, принося тем самым пользу производителю и потребителю. С помощью генной модификации мы быстрее и точнее можем вносить изменения в нужные нам геномы, что ускоряет и удешевляет процесс создания нужного сорта. Такой продукт обладает более низкой ценой или какими-то преимуществами: дольше хранится, становится вкуснее и так далее. Сельскохозяйственные культуры с ГМО, например, устойчивы к болезням и гербицидам. ГМО также используются в медицине, делая ее более доступной. Таким образом, мы можем получать больше урожая и более питательные продукты за более короткий срок.

Кроме того, эксперименты с ГМО позволяют науке развиваться и двигаться вперед

Часто люди, которые не занимаются наукой, сами не до конца понимают, что имеют в виду, говоря о ГМО. Многим они представляются в виде какой-то добавки к обычным продуктам, эдакого «тараканьего яда», которым сдабривают простую и понятную еду. Хотя, упоминая ГМО, мы говорим не о конкретном объекте, а о некой технологии создания, об инструменте. Так что бояться технологии, пожалуй, еще более странно.

Поскольку ГМО — это юридический термин, существуют формальные списки растений и животных, которые считаются ГМО. Например, в Канаде есть генно-модифицированный лосось. Хитрость в том, что в этом случае нам известно, как, чем и зачем он был модифицирован, и поэтому он может называться ГМО. По сути, ГМО- и не ГМО-продукты не отличаются принципиально, разница лишь в их происхождении: одни создаются в лаборатории, а другие — в природе. При этом надо помнить, что в природе мутации случаются и без участия человека.

К сожалению, мы привыкли бояться многого — и особенно того, чего не понимаем: лучше не трогать, чем разбираться. Именно поэтому общественность была обеспокоена с первого же момента появления ГМО-продуктов на рынке. При этом первые ГМО-продукты не имели никакой выраженной пользы для потребителя, они не были дешевле или вкуснее. Тогда основную пользу технология приносила фермерам, которые могли собирать больше урожая и дольше его хранить. Именно поэтому потребителю было сложно увидеть какие-то общие плюсы ГМО, и общественность сосредоточилась на возможных негативных последствиях, не разобравшись в них до конца. Подобные настроения легко подхватывались и распространялись в СМИ. В итоге все мы что-то где-то слышали плохое о ГМО, но не можем вспомнить ни источника, ни конкретных фактов.

Усилению страха способствовало и несколько неудачных научных работ, ставших достоянием общественности. Например, ученый Арпад Пуштаи утверждал, что картошка с геном, который кодирует белок лектин, по своим воздействиям на желудок грызунов отличается от картошки, которую посыпали лектином отдельно. И все бы ничего, если бы не проблемы со статистическим анализом в исследовании. При этом еще до выхода статьи Пуштаи раздул свои выводы в СМИ и вызвал настоящий скандал. Статью решили опубликовать, чтобы все увидели, насколько она неточная, но эффект получился обратным: сомнительная публикация запустила волну страха, а про опровержение никто толком и не узнал.

Еще одна похожая история случилась с французским ученым Жилем-Эриком Сералини, который ставил эксперименты над крысами с использованием генно-модифицированной кукурузы. Именно ему мы обязаны распространением утверждения, что ГМО повышают вероятность возникновения онкологических заболеваний. Однако Сералини тоже ошибся со статистическим анализом: согласно его данным, крысы, которые питались ГМО, умирали от рака, тогда как те, что ели обычную кукурузу, болели реже. Но, как выяснилось, этот вид крыс в принципе заболевает раком в 40% случаев, поэтому в итоге заболели и те крысы, которые ели ГМО, и те, которые не ели. Тем не менее статья вновь вызвала панику среди населения.

Наконец, еще одним важным фактором стала рыночная конкуренция. Органические и так называемые экопродукты с подачи маркетологов продаются на ура — это модно и прибыльно, возникают целые сети магазинов и ресторанов, специализирующихся на экопродуктах «без ГМО». Продавая так называемое натуральное и клея соответствующие ярлыки на упаковку, можно изрядно поднять цены. Однако суть продуктов останется единой — что с ГМО, что без, перед нами все та же природная натуральная кукуруза.

Контроль и маркировка ГМО

По всем перечисленным причинам ГМО проверяют в разы тщательнее других продуктов — для этих целей существует комиссия Кодекс Алиментариус, которая является совместным органом ВОЗ и ФАО и отвечает за подборку стандартов, принципов и рекомендаций по пищевым продуктам. В 2003 году комиссия разработала принципы анализа ГМО-продуктов, поступающих на прилавки магазинов.

В ходе проверки ГМО исследуют на токсичность, аллергенность, устойчивость вводимого гена, любое непредусмотренное воздействие, которое может возникнуть в результате введения гена, и другие факторы

В России в пищевой промышленности можно использовать только генно-модифицированные растения, которые прошли процедуру госрегистрации и были проверены на безопасность. Начиная с 26 декабря 2018 года товары с ГМО также получили специальный знак: по закону в России маркируются продукты, содержание ГМО в которых превышает 0,9%. Зачем нужна маркировка, если продукты прошли проверку и безопасны? Затем, что в Роскачестве уверены –– потребитель должен сам принимать решение о покупке продуктов с ГМО.

Безопасно ли есть продукты с ГМО

В 2005 году ВОЗ дала однозначный ответ на этот вопрос, опубликовав доклад, подтверждающий, что употребление конкретных, проверенных генно-модифицированных растений в пищу абсолютно безопасно.

Надо помнить, что ГМО — это инструмент, как, например, молоток. Молотком можно и построить дом, им же можно убить человека. Однако по меньшей мере глупо ограничивать применение молотка только потому, что есть люди, которые могут использовать его в плохих целях. И еще глупее из-за этого запрещать дома, построенные с помощью молотка. Продолжая аналогию, если дом сломается, будет неважно, применяли в его строительстве молоток или нет: важно, чтобы он был безопасен для людей, живущих в нем. То же касается и продуктов: неважно, как они были получены, важно, чтобы они были безопасны, а это строго проверяется.

В теории, конечно, можно представить плохой ГМО, например создать токсичное растение. Но на практике ГМО создают не для того, чтобы кого-то отравить, а для общественной пользы. Вредные ГМО не проходят проверку и не попадают на полки магазинов. Важно понимать, что различные генетически модифицированные организмы включают различные гены, а значит, нельзя сказать в общем, плохи ГМО или хороши: оценку безопасности проводят отдельно для каждого конкретного продукта.

Наконец, если человек съест ГМО, он сам никак не модифицируется генетически: гены так не передаются. Чтобы что-то генно-модифицировать, применяется сложная технология, и та срабатывает далеко не всегда. Поэтому не стоит беспокоиться, что человек что-то «подхватит» от генно-модифицированного картофеля.

ГМО в медицине

Интересно, что к ГМО в медицине потребители традиционно относятся более терпимо, потому что в этом случае выгода более очевидна. Так, сегодня почти весь инсулин производится с помощью генно-модифицированных организмов, что позволяет создать разные его варианты, которые лучше человеческого, и увеличить его количество. Например, есть вариант инсулина, который дольше циркулирует в крови, но при этом оказывает тот же эффект — это помогает инсулинозависимым пациентам жить с большим комфортом.

С помощью ГМО-лекарств можно лечить и некоторые виды онкологических заболеваний: клетки иммунной системы человека модифицируют таким образом, что они могут распознать раковые клетки. Также известен случай пересадки человеку, немецкому мальчику, страдавшему от буллезного эпидермолиза, ГМО-кожи. Врачи взяли его собственные клетки кожи и пересадили в них ген, который был нарушен, вырастили новые, исправленные пласты кожи и пересадили их обратно пациенту. Наконец, ГМО используют для создания витаминов и для лечения, например гемофилии. Вмешиваясь в геном, логичным образом можно лечить генетические заболевания.

Все это пугает людей гораздо меньше, чем генно-модифицированная соя, поскольку в случае с лечением польза для человека более очевидна. При этом фундаментальной разницы между этими двумя использованиями ГМО нет: основной принцип получения генно-модифицированного инсулина и генно-модифицированного картофеля один и тот же.

Будущее ГМО

ГМО — это просто еще одна ступень в науке, которая призвана упростить и улучшить жизнь людей. Некоторые ГМО могут быть полезными, другие — просто нейтральными. Генно-модифицированные продукты никуда не денутся. Здравоохранение может значительно выиграть от возможностей ГМО, увеличивая питательность и уменьшая аллергенность продуктов. С помощью ГМО можно создавать растения, устойчивые к засухе, животных, устойчивых к болезням, микроорганизмы, синтезирующие вещества, которые сложно получить с помощью химического синтеза, рыб с улучшенными характеристиками и многое, многое другое.

0 Shares:
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You May Also Like
Читать дальше...

Петербургский микробиолог: Для восстановления микрофлоры полезны даже «убитые» йогурты

У бактерий, живущих в кишечнике, тоже есть свои предпочтения в еде. Например, по словам петербургского микробиолога Александра Суворова,…