Лингвисты описали манипулятивные способности эвфемизмов и дисфемизмов

Все категории:

Лингвисты установили, что оценка того или иного действия действительно становится более положительной, если в его описании неприятный термин (например, пытка) заменить семантически связанным нейтральным термином (например, расширенный допрос). Таким образом, используя эвфемизмы или дисфемизмы можно представить одно и то же событие, как в позитивном, так и в негативном ключе, и в целом влиять на отношение к нему людей. Работа опубликована в журнале ScienceDirect.

Люди используют способность к общению не только для прямого обмена информацией, но и чтобы манипулировать другими. Существует множество исследований, доказывающих влияние языка на мышление и поведение человека (1, 2, 3). Стратегические приемы, например, широко используются в рекламе. Люди охотнее покупают говяжий фарш, если на нем указано «75 процентов постное», а не «25 процентов жирное». Языковая двусмысленность (Doublespeak) может представить неприятное приятным, неэтичное — праведным, а ужасное — приемлемым. Двоякая речь — это не ложные заявления, и не случайный неправильный выбор слов, а намеренное манипулирование языком для искажения истины в пользу говорящего. Ее приемы, эвфемизмы и дисфемизмы часто используются в корыстных целях в политике, рекламе, бизнесе и науке. При этом обращение к эвфемизмам для заботы о чувствительности других (например, о близком человеке «отошел в мир иной» вместо «умер») не относится к двоякому языку, так как в таких случаях не предусмотрен обман и реальность понятна обеим сторонам.

Причиной, по которой подобная форма обмана может быть особо опасной, является ее скрытый характер. Прибегая ко лжи, человек рискует быть раскрытым и потерять в дальнейшем доверие окружающих. Но говоря правду искусно подобранными словами можно незаметно влиять на формирование общественного мнения. Александр Уокер (Alexander C. Walker) и его коллеги из университета Уотерлу исследовали степень восприимчивости людей к лингвистическим манипуляциям и выяснили экспериментально, может ли простая замена эвфемистического (нейтрального) или дисфемистического (неприятного) термина в описании действия сделать это действие более или менее приемлемым.

На краудсорсинговой интернет-площадке Amazon Mechanical Turk было отобрано 1605 участников, все резиденты США и с рейтингом одобрения Mechanical Turk HIT от 95 процентов. Оценены были результаты 1597 человек. Данные восьми человек, отвечавших случайным образом, были исключены. Каждый участник получил один доллар США после заполнения восьмиминутной онлайн-анкеты. Испытуемым на каждом из четырех этапов эксперимента предложили оценить 13 пар заявлений, изображающих действия, с соответствующим нейтральным (например, Митчелл, политический активист, протестующий перед зданием мэрии) или неприемлемым термином (например, Митчелл, политический экстремист, протестующий у здания мэрии). Заявления содержали разное количество подробностей, чтобы оценить, влияет ли информированность о событии на его оценку.

39 процентов участников первого этапа распознали обманчивые формулировки, но, тем не менее, оценили действия, описанные с помощью нейтрального термина (M = 4,12, SD = 1,83), как более приемлемые, чем действия, описанные с помощью неприятного термина (M = 3,18, SD = 1,85). Описания с эвфемизмами оказались менее достойными доверия (M = 3,66, SD = 2,06), чем с дисфемизмами (обман: M = 3,25, SD = 2,05), а ораторов, использующие нейтральные термины для описания событий, посчитали менее честными (M = 4,08, SD = 1,85), чем тех, кто использовал неприятные термины (M = 4,65, SD = 1,87).

Результаты исследования показывают, что люди часто не замечают скрытого манипулирования. Выбор эвфемистического (дисфемистического) термина в описании способен повлиять на суждения людей. Эффективным способом противостояния лингвистической манипуляции является предоставление дополнительной информации. Чем больше подробностей действия или события известно, тем сильнее снижается (но не устраняется) влияние языкового обрамления.

Самая очевидная форма обманчивого языка — это ложь, когда говорящий заявляет что-то заведомо неверное, как если бы это было правдой. Такая форма обмана, сопряжена с высоким риском, поскольку пойманные на лжи могут столкнуться с наказанием. Однако более тонкие формы лингвистических манипуляций, такие как стратегическое оформление сообщения или вопроса (1, 2, 3), могут аналогичным образом позволить говорящему влиять на мнение других одновременно избегая репутационных рисков, связанных с ложью.

0 Shares:
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You May Also Like
Читать дальше...

«Лингвист не может хорошо говорить на иностранных языках»: Андрей Зализняк — о собственном полиглотстве и великих учителях

Филолог Андрей Зализняк в интервью журналу «Наука и жизнь» рассказывал, что учит языки «только по книгам, чаще всего просто по словарям»: внимательно,…
Читать дальше...

«Боремся с системой, не вставая с кровати». Почему китайская молодежь не хочет убивать себя на работе

В КНР набирает популярность «лежачий протест»: молодые люди все чаще отказываются от полного рабочего дня и живут подработками, уделяя свободное время отдыху, развлечениям и саморазвитию. Это — часть общемирового тренда, так называемого поколения NEET (Not in Education, Employment or Training)