Великая африканская война. Ад и геноцид в Конго

Все категории:

Обычный человек вряд ли отличит тутси от хуту. Но конфликт этих двух общин дал старт Великой африканской войне — самой крупной в истории человечества после Второй мировой. Как лихорадило Центральную Африку и почему до сих пор рано ставить точку в многолетней войне.

Кровавая история независимости

Во время «драки за Африку» в конце XIX века европейцы провели новые границы, не обращая внимания на границы исторические и этнические. Бельгийцы при этом захватили огромную территорию в центре континента, а по итогам Первой мировой войны получили в довесок кусочек немецких владений — территорию Руанда‑Бурунди.

Конго получила независимость в 1960 году и в дальнейшем, с 1971 года, была известна как Заир (рядом есть ещё одно государство с названием Конго — экс–владение Франции).

История бывшей бельгийской колонии как–то сразу не задалась. Уход колонизаторов разрушил «консенсус элит» — и те начали активно бороться за власть.

Первый сезон конголезского кризиса пришёлся на 60–е годы. Сначала отделилась южная провинция Катанга с медными рудниками. Такими ценностями разбрасываться не принято — войскам центрального правительства пришлось сражаться с сепаратистами.

Во время этого кризиса в Африке погиб генеральный секретарь ООН Даг Хаммаршёльд. Самолёт, в котором летел дипломат, потерпел катастрофу. Кто именно его сбил, стало известно совсем недавно, хотя полной ясности насчёт обстоятельств катастрофы нет до сих пор. Тогда же, в 1961 году, был убит и премьер–министр Конго Патрис Лумумба, имя которого известно многим нашим соотечественникам.

Гордиев узел проблем в Конго было тяжело распутать.

Затем в стране вспыхнуло восстание Симба — на суахили это значит «лев». «Львы», как себя называли повстанцы, заняли восточную часть страны. В их разгроме отличились солдаты удачи, многие из которых были ещё ветеранами Второй мировой. Там же взошла звезда Бешеного Майка — ирландца Майкла Хоара (1919–2020). Не обошлось и без мятежа наёмников, который вспыхнул в 67–м. Его возглавил бельгийский плантатор Жан Шрамм.

Наёмные войска в Конго

Прошло десять лет. Отдышались. И в 1977 году бойцы Фронта национального освобождения Конго вторглись в Заир из Анголы. Они добились заметных успехов. Чтобы остановить их, понадобилось вмешательство других стран. Поражение повстанцам нанесли французские «энтранжеры».

На рубеже веков Заир стал театром военных действий первой и второй конголезских войн, которые — вместе известны как Великая африканская. Фактически это был крупнейший вооружённый конфликт на планете со времён Второй мировой. В той или иной степени в нём приняли участие многие африканские государства.

Парадоксально! Средний обыватель знает о войнах в Ираке и Афганистане, о других тлеющих современных конфликтах. А о войне, в которую оказалась так или иначе вовлечена значительная часть стран Чёрного континента, сейчас многие и не вспомнят.

Принцип домино

Бикфордов шнур подожгли в соседних Руанде и Бурунди, где вспыхнул конфликт между общинами тутси и хуту. Он и стал приквелом большой Африканской войны.

Традиционно считается, что скотоводы–тутси пришли в Центральную Африку с севера в XV веке. Более агрессивные и сплочённые, они поставили под контроль земледельцев хуту. По другой версии, и те и другие отпочковались от одной общины. Так или иначе, тутси стали господствующей группой. И сохранили своё привилегированное положение при колонизаторах.

В XX веке общины очень сильно перемешались. Но было чётко известно, кто есть кто, так как национальность указывали в паспорте. К 1994 году в Руанде тутси составляли 15% населения, хуту — 85%.

Солдаты тутси на границе с Заиром

Население в Руанде быстро росло и вскоре страна попала в «мальтузианскую ловушку». Она столкнулась с кризисом перенаселения на фоне экологических и социальных проблем. Леса вырубались, шла эрозия почвы, а цены на основной экспортный продукт — кофе — упали. В 1989 году пришла засуха, а с ней и угроза голода.

В стране стало тесно.

Напряжённость в Руанде — и в соседней Бурунди — росла. И выплёскивалась кровавыми брызгами.

С оружием первоначально сильно не заморачивались — в Руанду завезли более пятисот тысяч… мачете, которые были розданы хуту.

Шестого апреля 1994 года самолёт, в котором летели президент Руанды Хабиаримана и временный президент Бурунди Нтарьямира, был сбит ракетами при посадке в аэропорту Кигали, столице Руанды. Это стало сигналом — и руандийские военные устроили геноцид общине тутси. Заодно убивали и «умеренных» хуту.

«Кто не с нами, тот против нас!»

Цивильные хуту, вооружённые мачете и дубинками, присоединились ко всеобщему безумию. Ну, определённый смысл в резне был. Били не по паспорту. Нередко те, у кого дети ходили в школу босиком, убивали тех, чьи дети ходили в обуви.

За семь недель было уничтожено около 750 тысяч тутси (примерно три четверти всей общины — 11% от населения страны). Выжившие бежали в Уганду. Были убиты и 50 тысяч «умеренных» хуту.

Тутси приняли «озверин». Маятник качнулся: они вернулись с оружием в руках и наказали обидчиков. К июлю 1994 года Руандийский патриотический фронт, который возглавляли тутси, покончил с геноцидом себя.

Очередь спасаться бегством наступила для хуту. В соседние Заир и Танзанию бежали около двух миллионов. Власти Заира решили их поддержать — в качестве противовеса местным тутси–баньямуленге, которые были для них головной болью.

Новая война в Конго, 1997–98

В вечно влажных джунглях не бывает пожаров? Война перекинулась из Руанды в Заир, словно лесной пожар.

Местные группировки тутси–баньямуленге объединились в Альянс демократических сил за освобождение Конго–Заира (АДС), который возглавил Лоран–Дезире Кабила. И естественно, стали громить лагеря беженцев‑хуту.

Tootsie — в переводе с английского «милашка». Наверное, новости о том, как «милашки» воюют, звучали странно. Но и в Заире, и в Руанде тутси показали себя очень хорошими бойцами. Вероятно, поэтому несколько веков назад они смогли установить контроль над многочисленным местным населением.

«Наших бьют!» — разнеслось эхом по саванне и тропическим лесам.

И повстанцам тутси, действовавшим в Конго, стали неофициально помогать Руанда, Бурунди и Уганда. Причём не только оружием и снаряжением — войска этих стран также сражались на стороне повстанцев.

В конце декабря 1996 года заирские войска начали контрнаступление, которое закончилось неудачно. Лишь небольшая часть вооружённых сил огромной страны оказалась действительно боеспособной. Вспомнив, как в 60–е годы в этих же местах белые наёмники успешно воевали со «львами», в Европе стали набирать «солдат удачи». Вначале прибыла группа офицеров во главе с Кристианом Тавернье. Этот пожилой бельгиец уже воевал в Конго тремя десятилетиями ранее.

Словно призраки прошлого, в строй вернулись ветераны войн 60‑х.

Созданные формирования «ландскнехтов» стали известны под гордым названием Légion Blanche («Белый легион»). Всего собрали около трёхсот человек. Были в рядах легиона и славянские группы. Так, на стороне президента Мобуту оказались ветераны Гражданской войны в Югославии, причём как сербы, так и хорваты.

По информации от участника, сербы не понесли в Заире боевых потерь. Но многие из них подхватили всякую тропическую гадость.

В феврале–марте 1997 года Белый легион принял участие в боях с повстанцами. Но после падения 15 марта города Кисангани (ранее он был известен как Стэнливиль) фронт развалился, а конголезская армия стала разбегаться. Мобуту покинул пост (и вскоре умер), а новым президентом Заира провозгласил себя Лоран–Дезире Кабила.

Всё справедливо: выиграл войну — значит президент!

Страна была переименована и стала называться Демократическая Республика Конго. Ребрендингом не ограничились. Вскоре новый президент решил избавиться от чересчур влиятельных союзников. И попросил тутси, которые не являлись гражданами страны, на выход. То есть покинуть Конго.

Первая конголезская война стала не решением проблем страны, а лишь первым актом драмы

Вторая конголезская, 1998–2003

При подготовке своей новой армии Лоран–Дезире Кабила пытался сделать ставку не на Руанду, а на Зимбабве и Танзанию. Не все восприняли эту идею с энтузиазмом. Так, второго августа 1998 года солдаты тутси во главе с генералом Ондеканом подняли мятеж в городе Гома, на границе с Руандой. Вероятно, руандийские власти и стояли за восстанием.

Посмотрите на карту Центральной Африки. Вы легко найдёте там Конго, бывший Заир. А потом возьмите увеличительное стекло и посмотрите на Руанду — маленькое пятнышко справа. Если немногочисленные тутси, которые там остались после геноцида, вертели Заиром, то это… настоящие спартанцы! Которые гоняли солдат Конго, словно вооружённых палками и камнями илотов.

Повстанцы–тутси создали Конголезское объединение за демократию (сокращённо — КОД). И начали успешное наступление, занимая города в Конго.

Мятежный полковник Джеймс Кабарере захватил «Боинг» и перебросил бортом отряд солдат в город Китона на западе страны. Его поддержал местный гарнизон — так в Конго был открыт новый, западный фронт, непосредственно угрожавший столице. Однако в конце августа–начале сентября туда зашли ангольские войска и начали наступление на отряды повстанцев. Тогда отряд Кабарере отошёл на территорию Северной Анголы, которую контролировала УНИТА (Национальный союз за полную независимость Анголы — ангольская политическая партия, созданная на базе вооружённой повстанческой группировки. — Прим.ред.).

Взять столицу не удалось, но дерзкий рейд оттянул на себя силы правительственной армии и её союзников.

В октябре повстанцы вторглись в провинцию Катанга (на юге страны), а в ноябре захватили город Бумба — порт на реке Конго, на севере.

В Африке акулы, в Африке гориллы, В Африке большие, злые крокодилы.

В начале 1999–го КОД раскололось на две группировки, со штабами в городах Гома и Кисангани. Которые были под опекой Руанды и Уганды соответственно. А на севере страны сформировалось Движение освобождения Конго (ДОК), которое ориентировалось на Уганду. Фактически Руанда и Уганда вели войну против Анголы, Намибии и Зимбабве.

Но не всё так просто! В 1999 году группировки повстанцев, которых поддерживали Руанда и Уганда, вступили в междоусобную войну за контроль над районами, где шла добыча алмазов. Сражались друг с другом и контингенты армий двух этих стран.

Алмазы стали яблоком раздора.

В 1998–2000 годах правительственные войска и повстанцы предприняли несколько наступательных операций. Но нанести сокрушительное поражение и переломить ход войны не удавалось.

На фоне этих боёв на северо–востоке страны, в провинции Итури, вспыхнул ещё один конфликт. И тутси там были ни при чём. Но схема была аналогичная: племена скотоводов (хема) были в привилегированном положении по сравнению к земледельцам (ленду). В ходе нового конфликта угандийская армия поддержала хема.

В декабре 2000 года в Конго заключили перемирие. Вдоль линии фронта были размещены наблюдатели ООН. Но вскоре, 16 января 2001 года в своей резиденции был убит президент Лоран–Дезире Кабила. Кому понадобилась его смерть, неясно.

Эта война оставила без ответов немало вопросов.

Как принято в некоторых демократиях, новым президентом стал его сын — Жозеф Кабила.

Опять немного повоевали, но кардинально ситуацию изменить не удалось. Силы были истощены.

Тридцатого июня 2003 года в Киншасе повстанцы и Кабила подписали мирное соглашение. Воюющие стороны поделили власть — центральную и в регионах. Так, лидеры КОД возглавили сухопутные войска. Страну разделили на десять областей, которые были переданы под контроль основным военным группировкам.

Распределение территорий

Официально Великая африканская война закончилась. По данным ООН, в ходе конфликта погибло до четырёх миллионов человек, в основном нонкомбатантов. Более двух миллионов стали беженцами.

Но мир не наступил. В 2004 году тутси в Конго вновь подняли восстание, которое возглавил генерал (иногда в литературе его называют полковником) Лоран Нкунда. Правительственные войска и присоединившийся к ним контингент ООН не могли с ним справиться несколько лет.

Это восстание стало известно как конфликт в Киву.

Проблему решили руандийские военные — в 2009 году они арестовали мятежного офицера. Точно не известно, где это произошло — на территории Конго или в Руанде.

Конфликт на востоке Конго продолжает тлеть, потрескивая искрами, а иногда и вспыхивая огоньками. Виной тому множество нерешённых проблем, корнями уходящих в глубокое прошлое или порождённых годами кровопролития. Разный статус племён, нищета, перенаселённость, борьба за политическое влияние… За время войны множество людей научились убивать. Хорошо научились. И продолжают это делать. Боевые действия не прекращаются и в наши дни, хотя до размаха двадцатилетней давности им далеко.

Как показала война, тутси — самые умелые солдаты в Конго. Лучше их воюют только руандийские тутси. И, если эти «милашки» объединятся, они вполне могут построить в Африке свою империю — чего так боялся Лоран Кабила.

0 Shares:
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You May Also Like
Читать дальше...

Святость на радость

Модный образ в европейской живописи XIX века – кардинал в бытовой обстановке за повседневными занятиями. Часто забавными, порой…