Кремний и евнухи: как район Пекина обошел по доходам Кремниевую долину

Все категории:

Решив строить инновационную экономику с помощью стартап-акселераторов, Китай добился впечатляющих успехов. Символом перемен стала часть столицы, которая раньше ассоциировалась с мрачными страницами истории

«Широкие массы должны стать предпринимателями, все должны выступать с инновациями — вот движущая сила великого возрождения китайской нации», — провозглашено в плане XIII пятилетки КНР, одобренном в 2016 году. У амбициозной стратегии китайского руководства есть все шансы достичь этой цели: по подсчетам консалтингового агентства «Айжуй цзысюнь», в 2019 году в Китае действуют 5429 бизнес-инкубаторов, резидентами которых являются свыше 225 тыс. стартапов. Вдвое увеличить количество инкубаторов стране удалось всего за четыре года: в 2015 году такие услуги оказывали немногим более 2,5 тыс. компаний.

Калифорнийская мода

В августе 2018 года калифорнийский бизнес-инкубатор Y Combinator объявил об открытии первого филиала в Китае. Компания, которая в конце 2000-х годов стала стартовой площадкой для Dropbox и Airbnb, в последнее время не запускала громких проектов, и многие даже начали говорить, что она пребывает в стагнации. Однако благодаря выходу на китайский рынок Y Combinator рассчитывает найти новую золотую жилу.

«В Китае каждая свежая идея очень быстро уступает место новой. И поскольку население велико, то стоит только новому продукту выйти в Сеть, как вокруг него сразу возникает аудитория в несколько миллионов, а порой и десятков миллионов человек», — рассказывал глава китайского подразделения Y Combinator Лу Ци, ранее работавший в китайском поисковике Baidu и Microsoft. Лу уверен, что из десяти новых технологических гигантов — компаний, которые потеснят Google, Microsoft и Amazon, — три-четыре будут созданы в Китае.

Y Combinator далеко не первопроходец на китайском рынке бизнес-инкубаторов. Первое подобное учреждение появилось в КНР еще в 1987 году. Эксперимент с инкубатором в городе Ухань оценили на правительственном уровне, его результаты легли в основу программы «Хоцзюй» («Факел»), запущенной Госсоветом КНР в следующем году. Амбициозная госпрограмма предусматривала интеграцию в национальную экономику частных технологических предприятий, а также создание условий для развития бизнес-инкубаторов. Всего за два года после ее запуска в стране открылось около 30 подобных организаций. По последним данным, сейчас в программе «Факел» участвуют более 150 технопарков.

«Еще десять лет назад научные и технологические парки были малоэффективны в деле развития инноваций, поскольку в большинстве случаев они просто размещали на своей территории резидентов и действующие предприятия, — рассказал РБК генеральный директор Eurasia Development Ltd Андрей Прохорович. — Но сегодня количество бизнес-инкубаторов все же переросло в качество». Особенно впечатляет влияние, которое технопарки оказывают на общую бизнес-среду в стране: по статистике, которую приводит эксперт, в Китае ежедневно появляется 18 тыс. компаний, и многие из них инновационные.

Китайская энциклопедия

По данным доклада Global Innovation Index, Китай по совокупному уровню затрат на НИОКР ($452 млрд) занимает второе место в мире, немного уступая США с $511 млрд (Россия замыкает десятку с $37 млрд). По подсчетам Китайского народного университета, в 2017 году свое дело готовы были открыть 26% опрошенных студентов из 52 вузов страны — за год этот показатель увеличился на 8%.

К услугам молодых предпринимателей существует несколько видов инкубаторов. В первую категорию китайские аналитики выделяют технопарки, созданные при китайских технологических гигантах, таких как Tencent и Baidu. Их главная особенность — возможность привлекать к перспективным проектам почти неограниченный инвестиционный капитал.

Ко второй группе относятся независимые инкубаторы (акселераторы). В основном они работают по той же модели, что и Y Сombinator: не только предоставляют своим резидентам помощь в ведении бизнеса (дают помещение, проводят обучающие курсы и тренинги), но и помогают подобрать внешних инвесторов. Те стартапы, которые не смогли пройти отборочные туры для регистрации в наиболее известных инкубаторах, могут рассчитывать на контракты с компаниями, которые не гарантируют привлечения венчурных инвестиций, но могут предоставить предпринимателям в аренду небольшие офисы по минимальной цене. В Китае также работают различные отраслевые инкубаторы, задача которых состоит в развитии узкоспециализированных стартапов. Например, в 2017 году после введения государственного регулирования криптовалют было создано несколько технопарков, ориентированных на развитие этой технологии под правительственным контролем.

Работающие с китайскими венчурными инвестициями специалисты отмечают, что провести четкую грань между разными видами инкубаторов часто не так-то просто: многие акселаторы работают на территории технопарков, организованных при техногигантах. «Именно технопарки являются основными поддерживающими организациями. Каждый из них может включать в себя по несколько инкубаторов, акселераторов и других сервисных компаний», — пояснил Прохорович.

Стартапы на кладбище

Главные технопарки Китая сосредоточены на северо-западе Пекина в районе Чжунгуаньцунь. «Мы работаем в Чжунгуаньцуне уже больше 20 лет, и концентрация талантов здесь не уступает Сан-Франциско или Бостону. Думаю, наш потенциал еще не полностью проявился», — рассказывает известный физик-ядерщик, выпускник МГУ Чэнь Чуньсянь. В 1980 году он основал первую в пореформенном Китае частную технологическую компанию. Местом для ее штаб-квартиры была выбрана пекинская улица, которая находится вблизи кампусов главных столичных вузов — Пекинского университета и Университета Цинхуа. Создавая свою компанию, Чэнь надеялся, что вокруг нее сложится целая инновационная экосистема наподобие той, с которой он успел познакомиться в американской Кремниевой долине.

Улица действительно превратилась в главный китайский технологический центр. Здесь сконцентрирована значительная доля всех ИТ-компаний страны: как стартапов, так и главных офисов транснациональных гигантов, таких как Lenovo или Baidu. «Для Китая Чжунгуаньцунь играет роль площадки для экспериментальных мер поддержки и институциональных инноваций, демонстрационной зоны для других регионов страны», — констатирует ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов.

Еще не так давно Чжунгуаньцунь ассоциировался в Китае в основном с темными временами императорского правления. Во времена Цинской династии он был кладбищем придворных евнухов (влиятельная клика обладала огромной властью и запомнилась многочисленными злоупотреблениями). В наши дни район превратился в крупнейший в стране инновационный центр. По уровню совокупного дохода расквартированных там предприятий — 5,3 трлн юаней ($790 млрд) — Чжунгуаньцунь уже в два раза превзошел Кремниевую долину с ее $275 млрд в прошлом году. Ежедневно в Чжунгуаньцуне из инкубаторов выпускается в среднем около 1,6 новых стартапов. В 2017 году район дал 11% ВВП Китая.

«Из всех 186 единорогов Китая (стартапов, чья оценочная стоимость преодолела $1 млрд. — РБК) 79 находятся в Пекине, преимущественно в Чжунгуаньцуне, 42 — в Шанхае, 18 — в Ханчжоу и 15 — в Шэньчжэне, что составляет 82,79% их общего числа. За ними следуют другие города, такие как Нанкин, Гуанчжоу, Сучжоу, Тяньцзинь и Гонконг», — рассказывает Андрей Прохорович.

Аспирантское счастье

Одним из самых крупных инкубаторов Чжунгуаньцуня считается открытый в 1999 году «Цидичжисин» («Звезда вдохновения», TusStar). Он стал первым в стране предприятием, которое начало работать по модели «инвестиции плюс инкубация». До него китайские акселераторы, как правило, только предоставляли предпринимателям офисы и цеха по относительно низкой цене.

Успешный старт «Цидичжисина» обеспечило сотрудничество с Университетом Цинхуа, который в рейтинге Times Higher Education занимает среди китайских вузов первое место. Сеть бизнес-инкубаторов подконтрольна Tsinghua Holdings — инвестиционной госкомпании, созданной на базе технологических факультетов Цинхуа — в прошлом году она заняла 137-ю строчку в рейтинге крупнейших китайских компаний. Университетское предпринимательство даже вызвало критику со стороны властей, поскольку, по их мнению, университеты слишком увлеклись бизнесом в ущерб учебному процессу. В итоге было объявлено, что фонд выведен из-под контроля университета и переведен под управление городской администрации.

Несмотря на то что по всей стране насчитывается около сотни небольших инкубаторов «Цидичжисина», его крупнейший кластер по-прежнему находится в Пекине. По информации компании, в общей сложности акселератору принадлежит до 5% площадей всех китайских инкубаторов. За 20 лет работы «Цидичжисин» проинвестировал в около 5 тыс. проектов. Инкубационный этап удалось преодолеть 2 тыс. стартапов, а выйти на фондовый рынок смогли только 30 экс-резидентов. Среди них в 2018 году была, например, медицинская компания «Имай иляо», которая привлекла 30 млн юаней ($4,2 млн). Производитель, который рассчитывает в течение десяти лет войти в число лидеров китайской медотрасли, потратит деньги на разработку искусственных суставов.

В ходе начальных раундов инвестирования инкубатор готов предоставить до 300–500 тыс. юаней ($40–70 тыс.). По словам главы компании Чжан Цзиньшэна, инвестиции в среднем могут окупиться по меньшей мере через пять лет после их вложения. Поскольку «Цидичжисин» работает уже несколько десятилетий, сейчас инкубатор стал одним из самых прибыльных в своей сфере.

Взрывной рост количества акселераторов за последние годы глава «Цидичжисина» связывает с политикой превращения широких масс в предпринимателей, которую провозгласил премьер Госсовета КНР Ли Кэцян в 2015 году. «Раньше предприниматели настороженно относились к венчурным вложениям, но сейчас у них появился явный интерес, поэтому количество рискованных проектов растет в геометрической прогрессии», — пояснил Чжан.

Многие проекты могут достаточно легко привлечь финансирование, поэтому сейчас повысилась конкуренция инкубаторов за перспективных резидентов. По мнению руководителя «Цидичжисина», в настоящее время начинающие предприниматели хотят гораздо больше, чем просто получить минимальные условия для работы в обмен на 2% своего стартапа. Как пояснил РБК Евгений Косолапов, представитель инновационного центра фонда «Сколково» в КНР, китайские инкубаторы готовы работать с стартапами в среднем за долю, не превышающую 10%. В некоторых случаях резиденты могут даже сохранить полный контроль над предприятием в обмен на регулярные денежные выплаты.

Инновационный госкапитализм

«Различия между частными и государственными технопарками при вузах колоссальные. У государственных технопарков больше ресурсов. Они могут использовать не только собственные деньги (например, у TusPark есть свой венчурный фонд TusVenture), но и средства других венчурных инвесторов. Более того, у них есть мощнейшие грантовые программы, когда государство выделяет значительные бюджеты на поддержку тех или иных предприятий. Наконец, у государственных технопарков есть крупные площади, связи с правительственными чиновниками и широкие возможности развивать свою инфраструктуру. Например, TusPark — это самый крупный технопарк в мире, он входит в ассоциацию «Факел» из 154 крупнейших технопарков в Китае. Ни один частный технопарк не может себе позволить то, что могут государственные».

Генеральный директор Eurasia Development Ltd Андрей Прохорович

Менделеевский стандарт

Если «Цидичжисин» был создан на базе Университета Цинхуа, то пекинский инкубатор «36 кунцзянь» («Пространство-36») использовал для первоначального развития иные ресурсы. Предпринимательская карьера его основателя Лю Чэнчэна началась в СМИ: в 2011 году он основал новостной сайт, посвященный ИТ-отрасли. Сегодня портал 36Kr (Kr — химический элемент криптон, 36 — его атомный номер) является одной из ведущих в китайском интернете площадок для обсуждения технологических стартапов. Первый инкубатор, который был запущен Лю в Чжунгуаньцуне в 2014 году, изначально создавался как один из побочных проектов новостного портала. Основатель компании использовал конкурентные преимущества, которые давало ему обладание новостным ресурсом. В 36Kr, например, утверждают, что за все время работы им удалось рассказать по меньшей мере о 30 тыс. стартапов.

Некоторым резидентам бизнес-инкубатор предлагал размещение, тренинги и консультации на небывалых условиях — совершенно бесплатно в обмен на полный доступ журналистов к работе начинающих предпринимателей. Впрочем, такие условия подходят далеко не всем. «Статьи на портале пишут не профессиональные журналисты, а энтузиасты, которые получают доступ к его базе данных. Едва ли стартапы были бы рады, если бы в их дела совали нос все подряд», — пояснил знакомый с работой «Пространства-36» Евгений Косолапов.

Чтобы создать цельную экосистему, предоставляющую стартаперам полное сопровождение, в дополнение к инкубатору Лю учредил инвестиционный фонд 36Kr VClub. Это позволило «Пространству-36» скорректировать свою бизнес-модель: фирма сосредоточилась на предоставлении микроофисов, вступив в конкуренцию с американской сетью WeWork, которая в 2016 году открыла первые такие пространства в КНР. «Мы уже больше WeWork в пять-шесть раз, несмотря на то что американская сеть пришла на китайский рынок несколько раньше нас», — рассказывает Лю Чэнчэн. Правда, чтобы не проиграть конкуренту из Нью-Йорка, предпринимателю пришлось в 2018 году согласиться на снижение нормы прибыли с 30 до 10%.

Врата инновационного спокойствия

Несмотря на развитую систему венчурных инвестиций, иностранные компании не спешат выходить на китайский рынок через бизнес-инкубаторы, работающие со стартапами на самых ранних стадиях. «Они не подходят иностранным компаниям для входа на китайский рынок. Можно заходить с уже более зрелым проектом через научные или технологические парки или акселераторы в зависимости от типа проекта или технологии, стадии разработки, стратегии и т.д.», — пояснил Андрей Прохорович.

Российские проекты выходят в Китай в основном через фонды, связанные с государством. Основным партнером фонда «Сколково» на китайском рынке является Министерство науки и технологий КНР. При его участии десятки резидентов «Сколково» подали заявки на участие в китайских программах. Одобрение, правда, получили всего несколько. Тем не менее осенью 2018 года в КНР начал работу первый полностью частный российский инкубатор TealDance, который был учрежден российским фондом «ТилТех Капитал». С помощью этого инкубатора на китайский рынок выходила компания по производству «умных» игрушек Mishka AI. «Российские стартапы выходят на рынок КНР по-разному. Одни через инкубаторы, такие, как TealDance, другие самостоятельно, третьи с помощью «Сколково», кто-то обращается к западным акселераторам, например Chinaccelerator», — резюмирует Евгений Косолапов.

Недостаток зарубежных резидентов не единственная проблема китайских инкубаторов. С 2016 года местные издания пишут об угрозе пузыря на рынке бизнес-инкубаторов. По мнению обозревателей, в стране сложилась парадоксальная ситуация. Из-за госстимулирования и общего всплеска интереса к венчурному предпринимательству появилось слишком много инкубаторов, чьи услуги не помогают молодым предприятиям расти и развиваться. Некоторые предприниматели иронично прогнозировали, что скоро количество инкубаторов превзойдет число стартапов. Тем не менее опрошенные РБК эксперты предполагают, что в ближайшее время ситуация на рынке выровняется и крупные инкубаторы смогут консолидировать под своим контролем основную массу перспективных предприятий.

0 Shares:
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You May Also Like
Читать дальше...

Почем бунт лиха

Почему российская бедность не провоцирует протест Несмотря на то, что российские власти все активнее пытаются заразить соотечественников своим…