Отравление в Солсбери. Шпион, который вернулся из прошлого

Все категории:

Человеческая трагедия Сергея Скрипаля – лишь эпизод в дурном комиксе нашего времени

Официальная биография отравленного в Англии Сергея Скрипаля – это такая буквально перекличка эпох.

Завербовали в 1995 году. Такие былинные времена, девяностые, все плохо и ничего святого. Кадровик ГРУ, конечно, не голодает, но точно не чувствует себя хозяином жизни. Официального жалованья не хватает ни на что, возможности подработки, наверное, есть, но в таких сюжетах они обычно ограничиваются частным автомобильным извозом по ночам, а утром опять приходится на службе перебирать картотеку с именами агентов в разных странах; тоже ведь непонятно, зачем в 1995 году российской военной разведке агенты – наверняка что-то неприличное, негероическое, что-нибудь вроде торговли «красной ртутью», но так или иначе, их списки стоят денег, и кадровику эти деньги нужны. Он, скорее всего, сам выходит на англичан, звонит из телефонной будки в посольство, назначает встречу, продает свою картотеку. Об этом не снимешь шпионской драмы, это кино про девяностые «вообще» – стреляют друг в друга бандиты, на заводе выдали зарплату кастрюлями, школьница пошла на панель, а вон там на лавочке кадровик ГРУ Скрипаль встречается с английским резидентом. «Время было такое».

В отставку ушел в 1999 году. Выбрал, так сказать, время – удивительный год, когда куколка девяностых превращалась в бабочку нулевых. Натовская операция в Югославии со всей беспощадностью войны показала, что мира во всем мире не будет никогда. Начинается вторая чеченская, первым лицом становится Путин. Слово «силовик» уже в ходу и звучит вполне гордо. Мы не знаем, сам ли он тогда ушел из ГРУ и почему, но если считать его человеком из девяностых, ему в любом случае было пора, его время вышло. Дальше – на пенсию, в МИД, на какую-то незначительную должность.

Арестовали в 2004-м, осудили в 2006-м. Россия – уже совсем путинская, и среди событий этих лет, вероятно, стоит выделить убийство даже не Литвиненко, а Зелимхана Яндарбиева, про которого официальная Москва даже толком не отрицала, что да, это она разобралась с сепаратистским чеченским лидером на условно нейтральной территории ближневосточного эмирата.

Новая государственная этика, по поводу которой теперь ⁠кажется, что она ⁠была всегда, тогда только утверждалась, и оппозиционные политологи ⁠рассуждали ⁠в том духе, что если Путин ⁠по профессии чекист, то и вся жизнь для него – одна большая спецоперация. Общество не возражало против этого, и, очевидно, контраст с девяностыми играл свою роль. От времени, когда на заводе платили зарплату кастрюлями, школьница выходила на панель, а кадровик ГРУ продавал англичанам свою картотеку, хотелось уйти как можно скорее. О деле Скрипаля писали в газетах, но мало и вяло – главным шпионским скандалом того времени была история со «шпионским камнем», которая, впрочем, выглядела элементом скорее внутриполитической пропаганды, чем эпизодом реального противостояния спецслужб. Россия середины нулевых по сравнению с нашим временем кажется образцовой мирной страной, дискурс осажденной крепости был еще маргинальным, мобилизационную риторику власть не освоила, врагов не искала. В такой обстановке суд над каким-то шпионом из прошлого, наверное, и не мог стать большой сенсацией.

Обменяли в 2010-м. Медийные законы беспощадны даже к шпионам, и от крупнейшего скандала десятилетия в массовой памяти осталось только имя Анны Чапман – яркой женщины с казавшимися тогда очевидными перспективами в шоу-бизнесе или светской жизни. Собственно, Чапман – единственная из всех многочисленных героев того обмена, кто до сих пор так или иначе остается на виду. Скрипаль не остался, да и не мог.

Сейчас можно только гадать, опасался ли он за свою жизнь после обмена. По всей логике – да, должен был опасаться с самого начала. Но чего точно нельзя было предположить в 2010 году, что за восемь лет мир, который тогда, наверное, можно было сравнить с нормальным голливудским кино («Оскар» 2010 года за лучший фильм – «Повелитель бури» о войне в Ираке), превратится в какой-то жутковатый комикс с Владимиром Путиным в роли главного злодея и Дональдом Трампом на том месте, где в классическом комиксе должен быть добрый герой.

Шпион из девяностых, разоблаченный в нулевые, становится жертвой покушения в конце десятых, то есть уже совсем в другие времена, когда любая конфликтная новость об отношениях России и Запада выглядит как часть огромного сюжета, в котором есть и русские хакеры, и допинг Родченкова, и «джавелины» на Украине, и ракеты в послании Путина, и еще много всякого, что было невозможно себе вообразить в годы шпионской активности Скрипаля.

По сравнению даже с нулевыми все приобрело самые гипертрофированные формы. Запад за эти годы получил множество реальных поводов быть уверенным в злонамеренности и коварстве России, Россия – столько же поводов быть уверенной в предвзятости и необъективности Запада. Сочетание этих двух уверенностей не оставляет никаких шансов человеческой трагедии Сергея Скрипаля, в которой есть и предательство, и тюрьма, и изгнание, и, наконец, покушение на жизнь. Реальность 2018 года переварит все, и трагедия станет очередным и потому банальным поводом для взаимного нагнетания. Контекст делает трагедию уже как бы и не вполне трагедией. По российскому телевидению скажут, что это дестабилизация перед выборами, по английскому – что не нужно ехать в Россию на футбольный чемпионат. Одна конкретная человеческая судьба, в которой все самое интересное произошло уже довольно давно, станет расходным материалом для этого безумного комикса, в который все превратилось. Никто никому не посочувствует, никто никого не осудит.

0 Shares:
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You May Also Like
Читать дальше...

Глава дептранса Москвы Ликсутов признался в неэффективности электробусов

Столичный мэр Сергей Собянин постоянно подчёркивает выгодность и экологичность электробусов в сравнении с другими видами городского транспорта и…